Эхо Москвы Оренбург

«5 бесед об онкологии». Часть третья

Июль 13
19:37 2016

С 11 по 15 июля «Эхо Москвы» в Оренбурге проводит неделю профилактики онкологических заболеваний. В программе «5 бесед об онкологии» ежедневно в 19.47 говорим со специалистом по медицинской профилактике Оренбургского областного онкологического диспансера, онкологом Павлом Филатовым.

Программа третья. 13.07.16. Тема: Психологическая помощь и поддержка. Как можно поддержать того, кто заболел раком? говорить человеку о его болезни или нет? что делать, когда болезнь вызывает депрессию?

 (программа первая от 11.07.16) (программа вторая от 12.07.16)

Гость: специалист по медицинской профилактике Оренбургского областного онкологического диспансера, онколог-химиотерапевт Павел Филатов

Ведущая: Ирина Левина

Ирина Левина: Добрый вечер. У микрофона Ирина Левина. И сегодня у нас в гостях, в нашем проекте «5 бесед об онкологии» специалист по медицинской профилактике Оренбургского областного онкологического диспансера онколог Павел Филатов. Добрый вечер, Павел.

Павел Филатов: Добрый вечер.

И.Л.: Сегодня мы будем говорить о психологической помощи и поддержки, как людям, страдающим от онкологии, так и тем, кто находится рядом с ними, в непростой жизненный период. Начну я вот с какой темы. В некоторых публикациях, в рассказах тех людей, которые прошли этот путь онкологического заболевания, они говорят, что зачастую, когда человек попадает в онкологические лечебные заведения, то за болезнью самого человека уже и не видно. Врачи стараются вылечить болезнь, а как при этом чувствует себя человек никому не то что не интересно … не остается на это времени. Ты остаешься, с психологической точки зрения, один на один со своей болезнью?

П.Ф.: Я не могу сказать о достоверности тех впечатлений тех людей, которые пишут подобные публикации. Наверняка, это действительно имеет место. Однако, хочу отметить, что подобные явления характерны не только для онкологии, но и для лечения серьезных заболевания в целом. Поскольку подобные заболевания воспринимаются как катастрофа в жизни и предпринимаются все усилия для спасения человека. При этом, конечно, важно уделять внимание его внутреннему миру. Однако это должно быть в культуре общества, в том числе и в культуре медицинского образования.

Безусловно, в последние годы психологические аспекты стали преподавать в медицинских вузах. Но, наверно, требуется больший объем или большая отработка практических навыков в этом вопросе. tweet

И.Л.: Мне кажется, что когда человек или его близкие узнают об этом страшном диагнозе, то первая эмоция, которая возникает, это, наверное, страх и паника. Как потом трансформируются эти эмоции и сколько должно пройти времени, чтобы человек настроился на конструктивный лад по отношению к своему лечению?

П.Ф.: Факт установления серьезного диагноза является действительно мировоззренческим кризисом для любого здравомыслящего человека. Ему приходится приспосабливаться к новым условиям. в классической литературе по психологии описаны 6 типов реакции или отношения к болезни. В частности, страх, отрицание, смирение и некоторые другие. Эти фазы могут сменять друг друга в различной последовательности или в различной длительности каждой фазы.

На мой взгляд, страх обусловлен отсутствием достоверной информации. То есть человек знает, что это страшно, но не знает, что ему предстоит. И задача доктора, во многом, развеять эти страхи. В доверительном общении с пациентом объяснить, что за чем следует в плане диагностики и лечения. tweet

И.Л.: Когда вы говорите о доверительных отношениях, то сразу вспоминаются истории, когда о серьезности заболевания или о том, что заболевание явлеятся смертельным, и в скором времени смертельным, больному иногда не говорят, предпочитают говорить родственникам. Почему именно так практикуется у врачей?

П.Ф.: Я думаю, что эта информация несколько устарела, поскольку такая традиция действительно была в официальной советской медицине — это можно прочитать в соответствующих фундаментальных советских книжках по медицине.

Однако в настоящее время мы все же сообщаем человеку его реальный диагноз, поскольку он имеет как минимум юридическое на это право. Но сообщить одну и ту же новость можно совершенно по-разному. Пример мы видим на разных телеканалах, где одна и та же новость подается по-разному. Моя личная позиция: говорить реальный диагноз нужно. Но нужно это делать максимально осторожно и с учетом особенностей человека. tweet

И.Л.: А вообще в медицинских учреждениях существуют специальные службы или отдельные специалисты, которые курируют вопросы, связанные с психологической помощью пациентам?

П.Ф.: В течение последних нескольких лет во многих больницах появились штатные психологи. В частности, в Оренбургском областном онкологическом диспансере у нас есть два психолога штатных. Также я знаю, что пациентов сопровождают психологи и в паллиативном отделении в больнице им. Пирогова. Достоверно не знаю насчет госпиталя ветеранов войн.

И.Л.: С точки зрения семьи, родственников, человека, который заболел, — это для всех большой стресс, испытание. Ваше мнение: как родственникам нужно реагировать на то, что близкому человеку поставили диагноз «рак»? Как то можно его в этот период подбодрить, настроить на нужный лад лечения?

П.Ф.: Всякий человек индивидуален. И нет двух одинаковых реакций на сообщение диагноза.

Родственники, безусловно, оказывают часто необходимую поддержку. При этом нужно понимать, что, как правило, в таких ситуациях возникает стена молчания. Это тема, о которой люди предпочитают не говорить. Однако именно искренность и выражение своих настоящих чувств, на которые часто бывает запрет, порой являются более важной поддержкой, чем оптимистичное подбадривание. tweet

И.Л.: А как вы считаете, людям с диагнозом «рак» правильно или не правильно публично заявлять о своей болезни, рассказывать коллегам, например, писать в социальных сетях? Из вашей практики: вы наблюдаете за пациентами, как они ведут себя в этот период? И что человеку больше помогает или мешает?

П.Ф.: Вероятно, подобные явления представляют собой один из факторов психологической защиты и поиска поддержки. Безусловно, информация о собственном здоровье явлется достоянием каждого человека, и он вправе распоряжаться ею, как хочет. С другой стороны, эту информацию можно использовать, как конструктивно, так и деструктивно. На мой взгляд, сделав выбор, человек должен понимать, а что он извлечет из этой публичности собственной болезни?

И.Л.: По моим личным ощущениям, субъективной оценки, мне кажется, что когда человек рассказывает кому-то из коллег, знакомых о том, что у него заболевание, люди вокруг просто не знают, как на это реагировать. Либо начинают жалеть, либо перестают общаться, потому что возникает чувство вины. В целом, на ваш взгляд, наше общество как подходит к решению такой морально-этической проблемы?

П.Ф.: Вопрос непростой, достаточно обширный. Не уверен, что мы сможем его раскрыть в течение нескольких минут…

И.Л.: Ну есть нам куда стремиться или все у нас хорошо в этом плане?

П.Ф.: Безусловно, культура нашего общества не отработала специальных механизмов общения с людьми, находящимися в экстремальной ситуации. Но это вопрос воспитания, вопрос изменения отношения, в том числе и к серьезным заболеваниям. Наверно, должна существовать государственная политика. Может быть, не в виде идеологии, но во всяком случае в виде пропаганды среди населения такой же, какую мы имеем по отношению к людям ВИЧ-инфицированным. Когда нас информируют, что вполне безопасно находиться с ними рядом, пользоваться общими предметами быта. И эта информация делает людей более спокойными при общении с пациентами. tweet

И.Л.: Есть еще такое представление, может, его стоит отнести к категории мифов: что желание человека жить, желание человека бороться с болезнью. оно действительно помогает в процессе выздоровления. И напротив, когда человек падает духом, то степень его выздоровления гораздо ниже. Это миф или это правда?

П.Ф.: В некоторых источниках и по мнению их авторов, есть статистическое подтверждение того, что оптимистично настроенные люди выздоравливают чаще. Но здесь не все так просто. Здесь не черное и белое.

Возможно, оптимистичный настрой помогает преодолеть массу трудностей, с которыми человек встречается в процессе лечения. Дело в том, что лечение онкологических заболеваний отличается от многих других тем, что это лечение длительное, и часто наши методы воздействия достаточно агрессивны. tweet

И.Л.: Наверняка вы встречались с пациентами, которые в процессе лечения впадали в депрессию. Что в этом случае делают врачи? как-то возможно бороться с такими проявлениями?

П.Ф.: Наиболее приемлемым методом, на мой взгляд, является консультация психолога. Опять же здесь есть определенные препятствия, заложенные в культуре нашего общества, где слова «психолог» и «психиатр» являются практически синонимами. Многочисленные ассоциации с психиатрией иногда людям не позволяют преодолеть какой-то барьер и получить качественную помощь психолога.

И.Л.: Но вы все-таки настаиваете на таком варианте?

П.Ф.: Я не могу настаивать, я могу посоветовать.

И.Л.: А вот, кстати, из вашей практики: родственники тех, кто болеет раком. обращались за помощью к психологам?

П.Ф.: Да, подобные случаи есть.

Пользуясь возможностью, хочу рассказать, что в стенах нашего диспансера существует отдельная группа по психологической поддержке родственников. Наши штатные психологи проводят подобного рода встречи. tweet

И.Л.: Расскажите подробнее о группе? Сколько человек она в себя включает и как попасть в нее?

П.Ф.: Как попасть. У нас есть специальные объявления по этому поводу, развешаны по всему диспансеру.

И.Л.: То есть можно в диспансере узнать.

П.Ф.: Да, это достаточно доступная информация.

И.Л.: Как проходят встречи, как часто?

П.Ф.: К сожалению, в силу своей занятости, у меня нет возможности посещать эти занятия. Но более 10 человек посещают. Мы же здесь с вами боремся не за количественные показатели. Иногда достаточно одной встречи, чтобы разрешить серьезную проблему.

И.Л.: Большое спасибо нашему гостю. Время заканчивается. Напомню, сегодня мы снова разговаривали со специалистом по медицинской профилактике Оренбургского областного онкологического диспансера, онкологом Павлом Филатовым. Сегодня мы говорили о психологической поддержке людей с онкологией. Завтра в это же время мы продолжим «5 бесед об онкологии». Спасибо. До свидания.

П.Ф.: Спасибо. Всего доброго.

 «5 БЕСЕД ОБ ОНКОЛОГИИ»

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

YouTube-канал

Ваше мнение

Какие-либо из ваших прав нарушались в 2019 году? (Опрос от Уполномоченного по правам человека)

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Календарь

Июль 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн   Авг »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031