Эхо Москвы Оренбург

Биокожа: История «создания» и «разоблачения»

Биокожа: История «создания» и «разоблачения»
Июнь 06
11:24 2018

Молодой оренбургский ученый Рамиль Рахматуллин стал известен на федеральном уровне в 2009 году – тогда его отметили наградой, и с ним побеседовал Владимир Путин. В том же году всестороннюю поддержку Рахматуллину начали оказывать региональные власти. По сообщениям СМИ, вскоре «биокожу» начали использовать во многих больницах Оренбурга, других городов и даже стран.


В 2016 году доктор медицинских наук и помощник депутата Законодательного собрания Владимира Фролова Сергей Макшанцев заинтересовался разработкой. Вскоре он понял, что под биокожей понимается раневая повязка и решил проверить и другие факты об инновации. Сергей Макшанцев обнародовал результаты своего расследования. Он строит свои претензии на нескольких тезисах:

  • региональные власти могли вкладывать средства в проект, о провале которого знали изначально,
  • больницы не использовали «биокожу»,
  • Рамиль Рахматуллин не проводил клинических исследований материала,
  • СМИ транслировали информацию, которая не соответствует действительности.   

Сам ученый все эти обвинения отрицает и приводит свои контраргументы.

 

Первые упоминания «биокожи»

Фото: smartnews.ru

В СМИ широкую известность ученый получил в конце 2009 года. Именно тогда он стал лауреатом Зворыкинской премии. С его проектом ознакомился премьер-министр Владимир Путин, а премию вручил министр спорта, туризма и молодежной политики Виталий Мутко. Кроме известности Рамиль Рахматуллин получил 1 млн рублей. 

— Когда он [Владимир Путин]начал изучать мой проект, я отметил, что если бы этот биоматериал оказался в распоряжении МЧС, последствия пожара в клубе «Хромая лошадь» могли бы быть совсем другими. В. В. Путин отнесся к моим словам с пониманием и попросил организаторов взять нашу разработку под свой контроль. В тот же день мы получили множество рекомендательных писем от организаторов Зворыкинской премии в Министерство здравоохранения РФ, которые должны оптимизировать сроки рассмотрения нашего продукта, — рассказывал Рамиль Рахматуллин.

 

Уже тогда в СМИ изобретение называли «биокожей». Ученые позднее будут утверждать, что на самом деле это не биокожа, а раневая повязка. Рахматуллин в свою очередь отмечал, что название разработке придумали журналисты для упрощения сложного наименования.

«Эху» удалось найти первые упоминания разработок Рахматуллина на сайте, где публикуют патенты. В 2006 году ученый подал заявки на патенты «Искусственной биокожи «Ростоши» и «Косметического средства «Гиалайн». Таким образом, он изначально называл свою разработку  «биокожей», а не раневой повязкой.

В ответе на запрос Рамиль Рахматуллин отмечает, что первый патент был получен в 2008 году – речь идет о «Биопластическом материале».

 

Кураторы из администрации президента и правительства

Ученый сам подчеркивал, что его проект во многом политизирован. По его словам, Владимир Путин назначил лауреатам Зворыкинской премии куратора – главу федерального агентства по делам молодежи Василия Якеменко. Он якобы передавал информацию тогда заместителю главы администрации президента по внутренней политике Владиславу Суркову.

Точно на вопрос «Эха» в чем именно заключалось взаимодействие с федеральной властью Рамиль Рахматуллин не ответил. Он решил нужным указать, что «в нашей стране активно развивается инфраструктура по поддержке инновационных разработок». В качестве примера он привел «Зворыкинский проект» и «форум Селигер».

— Именно, на данных мероприятиях наши научно-технические разработки были высоко оценены экспертами и мы нашли заинтересованных лиц для внедрения научных идей в сектор реальной экономики, — из ответа Рахматуллина на запрос «Эха».

В 2010 году к поддержке молодого ученого присоединились и другие известные личности. Он был отмечен дипломом Международной выставки RUSNANOTECH за «Искусственную биокожу «Гиаматрикс»». Нобелевский лауреат Жорес Алферов «тепло отозвался о разработке ученых ОГУ», говорится на сайте правительства Оренбургской области. А Анатолий Чубайс и вовсе заявил, что «Роснано» поддержит «качественно проработанный и уже титулованный проект» после завершения последнего этапа бизнес-экспертизы.

Зворыкинская премия — не единственное событие, где Рамиль Рахматуллин встречался с Владимиром Путиным. В 2012 году ученый разговаривал с ним на форуме «Селигер». Уже президент Владимир Путин якобы предложил ученому рассмотреть производственную площадку в «Сколково», и ученый не мог отказаться. Он решил производить гидрогель в Оренбурге, а все остальное – в Москве. Также Рамиль Рахматуллин сидел напротив Владимира Путина на его встрече с предпринимателями в Оренбурге. 

Фактчекинг (подробнее)


Одно из обвинений Сергея Макшанцева связано с использованием Рамилем Рахматуллиным известных личностей в пользу своих проектов.  Сергей Макшанцев отправил запрос Жоресу Алферову о поддержке Рамиля Рахматуллина и его разработки. В ответ ученый сообщил, что не знаком с содержанием проекта и не высказывался в его поддержку.

Также Сергей Макшанцев проверил информацию о планах по совместной работе с главным кардиохирургом России Лео Бокерией. В ответе на запрос он признался, что плохо помнит встречу с Рахматуллиным и переслал отчет от заведующего лаборатории химии и технологии материалов для сердечно-сосудистой хирургии С.П. Новиковой. В материале говорится, что в кабинете Бокерии действительно состоялась встреча с Рахматуллиным. По информации Новиковой, проходило «ознакомительное обсуждение» и «никаких планов по исследованиям и применению «Геоматрикс» (так в тексте, — прим.) в НЦССХ им. А.Н. Бакулева намечено не было».

Рамиль Рахматуллин отвечает, что с Жоресом Алфёровым общался «по научной тематике» на мероприятиях, организованных «Роснано». Такое взаимодействие «придало нашей работе мощный импульс генерации новых идей». Что касается Лео Бокерия, то они общались лично. Однако ответ написан таким образом, что невозможно утверждать, что Бокерия предложил Рахматуллину какое-то взаимодействие:

— Для меня была огромная честь  личного общения с выдающимся кардиохирургом Лео Антоновичем Бокерия, который предложил ряд научных идей по биоинжинирингу, для осуществления которых требуется разработка новых технологических решений.

 

Поддержка региональных властей

Фото: пресс-служба ОГУ

Параллельно поддержку проекту обеспечивала региональная власть. На сайте правительства Оренбургской области фамилия Рамиля Рахматуллина упоминается около 50 раз, начиная с 2009 года. Первое упоминание – именно Зворыкинская премия. Спустя год тогда губернатор Алексей Чернышев вручил ученому премию.

Впрочем, сам Рамиль Рахматуллин утверждает, что «специально помощь не предлагали».

— Мы на общих основаниях писали заявки, часть из них были поддержаны, часть – отклонены, — пишет он в ответе на запрос «Эха».

Тема продолжила развиваться и после того, как губернатором стал Юрий Берг. Команда главы региона сделала ставку на молодого ученого – почти с самого начала первого срока губернатора.

В 2011 году фотография Рахматуллина с «биокожей» была опубликована на обложке вестника областного правительства «Вертикаль». Для понимания, первый текст в номере – большой материал об итогах первого года Юрия Берга на посту губернатора, где рассказывается о «преодолении посткризисных явлений в экономике», о «годе свершений и надежд» и о другом. В материале «Оренбургская паутинка биокожи» подробно написали о разработке Рахматуллина. Там же сообщается о создании не только «Гиаматрикса», но и «Лиаматрикса». Больше упоминаний «Лиаматрикса» найти не удалось.

Цитата Рамиля Рахматуллина в журнале «Вертикаль»:  — Конечно, не во всех регионах страны достигнуто понимание того, что научная работа очень важна. В некоторых идет откровенный «распил» грантов (в беседе с «Эхом» Рахматуллин отрицал, что говорил эту фразу, — прим.). Здесь же, в Оренбурге, власть готова оказать ученым самую разностороннюю помощь, но и спрашивают с нас более серьезно: мы должны четко показать потенциал нашего изобретения, его эффективность и рентабельность. И это стимулирует еще больше.

В конце 2011 года губернатор присутствовал на открытии малого инновационного предприятия «Биоматерия» для производства биопластических наноструктурированных материалов.

— Я уверен, что когда-нибудь это будет один из ведущих брендов нашей области, — цитировала пресс-служба правительства слова Юрия Берга.

 

Поддержка «биокожи» со стороны властей подкреплялась денежными вливаниями. Так, в 2011 году ученому выделили свидетельство на соцвыплату по приобретению или строительству жилья. О какой сумме идет речь, на сайте правительства не сообщается. В разговоре с «Эхом» Рамиль Рахматуллин утверждает, что его только уведомили о возможности воспользоваться свидетельством, однако он этого якобы не сделал.

Сколько всего денег получили проекты Рахматуллина из федерального и областного бюджетов неизвестно. Частично восстановить историю поступлений можно по заявлениям в СМИ. Если учитывать только сообщения, в которых говорится о суммах, то всего проекты, связанные с Рахматуллиным, могли получить около 90 млн рублей и $1,3 млн бюджетных и частных средств. В одном из СМИ и вовсе утверждается, что президент подарил Рахматуллину внедорожник. Ученый объяснил «Эху», что президент не дарил ему автомобиль. Его приобрели на средства полученные по Зворыкинской премии.

Подсчет средств (подробнее)

  • 2009 год: 1 млн рублей за победу во Всероссийском молодежном инновационном конвенте, 4 млн рублей в течение трех лет из федерального фонда, предприниматель Олег Поздняков вложил $300 тысяч в обмен на 49% акций компании «Наносинтез» Рахматуллина, вскоре $1 млн вложила компания «АТС-Капитал»;
  • 2011 год: 5 млн рублей на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по биопластическим материалам;
  • 2015 год: 266 тысяч рублей на разработку G-Dermв качестве субсидий инвестиционных затрат инновационного предприятия (из ответа губернатора на запрос Макшанцева);
  • 2016 год: 367 тысяч рублей на разработку G-Derm в качестве субсидий инвестиционных затрат инновационного предприятия (из ответа губернатора на запрос Макшанцева); личная премия Оренбургской области без указания суммы. В журнале «Прямые инвестиции», было указано, что «университет подарил ученому двухкомнатную квартиру, Владимир Путин подарил внедорожник». (Рахматуллин заявил, что квартира была служебной, а автомобиль приобрели на премию Зворыкина). 75 млн рублей направила фирма «Джи-Групп» на серийное производство материала (из ответа губернатора на запрос Макшанцева).
  • Посчитать частные инвестиции довольно сложно, потому что в ряде случаев не уточняется, откуда они взялись. В 2011 году Рахматуллин рассказывал, что ректор ОГУ нашел вне бюджета 30 млн рублей на производство, на оборудование должны были направить еще 25 млн частных инвестиций. В другом материале этого же года сообщается, что на производственный комплекс потребовалось 15 млн рублей. Вероятно, эти суммы входят в число перечисленных ранее инвестиций.

Сам Рамиль Рахматуллин называет суммы куда скромнее. На вопрос, сколько было выделено средств из федерального, областного бюджетов и частных средств на «биокожу», утверждает, что получил 1,1 млн рублей: один миллион – Зворыкинская премия (2009 год) и еще 100 тысяч – премия губернатора Оренбургской области (2015 год).

Сама по себе финансовая помощь государства не может быть поводом для упрёков. Предугадать потенциал разработки на начальном этапе непросто. Однако, что если власти изначально знали о потенциале проекта? По заявлению Сергея Макшанцева, власти могли располагать такой информацией уже на этапе ввода производства «биокожи». Об этом якобы свидетельствует письмо 2011 года тогда министра здравоохранения Оренбургской области Сергея Жукова  вице-губернатору Павлу Самсонову. Сергей Макшанцев утверждает, что в его распоряжении есть копия документа.

Фактчекинг (подробнее)

Пермская «Комсомольская правда»:

— Им [«Гиаматриксом»] лечили ожоги выживших в авиакатастрофе в Карелии летом прошлого[2011] года.

Ответ Минздрава Карелии:

— В связи с вашим запросом по применению «биопластического материала на основе микро-наноструктурированного гидроколлоидагиалуроновой кислоты и пептидного комплекса» (биокожи) Рамиля Рахматуллина при лечении больных, выживших в авиакатастрофе в 2011 году в Карелии, Министерство здравоохранения Республики Карелия сообщает, что данный материал при оказании медицинской помощи указанной категории граждан не использовался.

Ответ Рамиля Рахматуллина:

— К нам обращались физические лица с просьбой предоставить материал, и мы незамедлительно, бесплатно передавали необходимое количество материала. Мы не требовали справок, гарантийных писем и поручительств, мы искренне желали помочь людям!

 

Дорогая и малоизученная

В своем отзыве экс-министр здравоохранения Сергей Жуков делает вывод, что предприятие по производству материала «в отличном состоянии», однако считает нецелесообразным организацию фонда биопластического материала за счет бюджетных средств, говорится в копии письма. Он якобы называет «биокожу» дорогой, малоизученной и считает, что ее можно применять только при ожогах II и III степеней. 

Вот несколько цитат из письма, которое, по утверждению Макшанцева, написал бывший министр:

  1. «Данный материал является биологическим раневым покрытием и не выполняет функции кожи»
  2. «Опыт применения биологического раневого покрытия в клинических больницах города Оренбурга насчитывает единичные случаи и преждевременно давать рекомендации по широкому применению «Гиаматрикса»
  3. «Клинические испытания проведены в тестовом режиме всего лишь на 30 пациентах и не являются достоверными»
  4. «По информации фармфирм цена биопластического материала за последнее время выросла в 10 раз, что существенно затруднит приобретение материала «Гиаматрикс» лечебно-профилактическими учреждениями области и сведет на нет экономический эффект от применения по сравнению с другими раневыми покрытиями»

Фото: artisan-group.ru

Однако главной претензией Минздрава якобы стало предоставление Рахматуллиным недостоверных документов. Речь идет об отчете результатов клинического исследования из ожогового центра Института хирургии им. Вишневского. По каким-то причинам Минздрав решил проверить достоверность документов. Руководитель ожогового центра Андрей Алексеев в отзыве якобы написал министерству, что отчет центра был изменен.

— С сожалением вынуждены констатировать, что при сличении представленного отчета<…> нами обнаружено множество существенных различий с подлинником отчета, который хранится в нашем архиве и был передан разработчикам препарата, — якобы пишет руководитель центра.

Руководитель ожогового центра Института хирургии имени Вишневского Андрей Алексеев в разговоре с «Эхом» отказался подробно рассказывать об отчете, но подтвердил, что он действительно был изменен. Экс-министр Сергей Жуков отказался комментировать «Эху» какую-либо информацию.

Как бы то ни было, фонд, против которого якобы выступал Минздрав, всё-таки открыли под другим названием. Об этом рассказывал Рахматуллин в 2012 году.

— На фоне оренбургских предпринимателей, которые, к сожалению, дальше газа, нефти и недвижимости пока не смотрят, эффективным инвестором оказался губернатор Юрий Берг. При его поддержке был создан социальный фонд уникального материала. Выпустили продукции на три миллиона рублей, а потом совершенно бесплатно раздали пластины биокожи на исследование ведущим клиникам и ожоговым центрам страны, — рассказывал Рахматуллин.

В ежегодном докладе 2012 года губернатор Юрий Берг утверждал, что «биокожа» 30 апреля получила официальное заключение из Ожогового центра Института хирургии имени Вишневского. Однако Андрей Алексеев в разговоре с «Эхом» также отмечал, что центр готовил только один отчет об эффективности материала. И речь идет о том самом документе 2011 года, который был изменен.

Рамиль Рахматуллин подтвердил, что отчет был изменен, однако утверждает, что это сделал не он, а представители компании, которые передавали документы. Причины ему неизвестны.

Фактчекинг (подробнее)

ГТРК «Оренбург», 2012 год:

— Биокожа активно применяется в медучреждениях Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Новосибирска, Красноярска и других городов России. Оренбург инновационное изобретение по прежнему игнорирует. Почему? Вопрос главным врачам. Может быть их что-то настораживает, а может быть дело в элементарной зависти. В областном центре его используют только в железнодорожной больнице, в областной больнице №2 и городской больнице №3. «По Ярославлю, что особенно приятно, работает в ожоговом детском центре. На счету этого проекта — спасенные жизни. Это самое главное», — считает Рамиль Рахматуллин»

Оренбургская областная больница №2 на запрос Сергея Макшанцева ответила, что препарат не используется. Представители учреждения подчеркнули, что администрация не несет ответственности за опубликованную информацию.

Нужно отметить, что также по этому материалу Макшанцев решил запросить информацию у нескольких учреждений из других городов, хотя Рахматуллин и не уточнял их наименования. Все они сообщили, что не используют разработки ученого. Особо интересен ответ из Клинической больницы скорой медицинской помощи имени Н.В. Соловьева в Ярославле (еще раз подчеркиваем, что Рахматулин не называл наименования учреждений). В учреждении ответили, что, несмотря на заявление Рахматуллина, здесь нет детского ожогового центра. На базе профильного отделения развернуто «некоторое количество коек для оказания медицинской помощи детскому населению». Как бы то ни было, и там материал не применялся для лечения ожогов у детей.

 

Инновации и политика

Про «биокожу» много говорили и губернатор, и его заместители. В 2012 году вице-губернатор Наталья Левинсон объясняла, что Рахматуллин достиг успеха не только на федеральной, но и на международной арене «во многом благодаря вниманию  и поддержке властей».

Губернатор несколько раз упоминал проект в своих ежегодных докладах и инвестиционных посланиях. В докладе 2012 году Юрий Берг назвал историю Рахматуллина примером того, «как нужно верить в свои силы, в свой интеллект и добиваться поставленной цели» (в видео — 23:48). 

Юрий Берг упоминал имя ученого и в своем докладе 2013 года:

— Нам остается развивать науку, а параллельно – тщательнее проанализировать наши возможности, выявить точки инновационного роста, актуализировать инновационное законодательство. Да, у нас есть Рахматуллин и Цинберг – их успехи очевидны, признаны. Но нам нужно больше! И крупные предприятия должны задуматься о том, что без научных разработок сегодня, не будет завтра.

К слову, инновационное предприятие «Экобиос» Марка Цинберга ликвидируется и прокуратура сообщила о невыплате зарплат сотрудникам. 

Рамиля Рахматуллина включили в список кандидатов на пост члена Совета Федерации на выборах губернатора в 2014 году. К слову, видео с Рахматуллиным было включено в предвыборный ролик Юрия Берга. Примечательно, что в этом видео нет депутата Госдумы от ЛДПР Елены Афанасьевой, которая в итоге стала сенатором.


— По мере прохождения непростого пути внедрения инновационной разработки «Биокожа» в сектор реальной экономики, возникло системное представление  о том, что и как надо сделать, чтобы дать толчок для развития инновационной экономики и новых технологий. А для этого, по сути, требуется принятие нестандартных решений на законодательном и исполнительном уровнях власти. Данное предложение Юрия Берга теперь для меня станет стимулом для подготовки программ развития отечественных наукоемких производств, — цитата Рахматуллина Урал56

В ответе на запрос «Эха» Рамиль Рахматуллин уточнил, что ему сделали это предложение и «никаких обещаний и никаких условий не обсуждалось».

— Я искренне поддерживаю  деятельность Губернатора — председателя Правительства Оренбургской области Юрия Александровича Берга, — ответил Рамиль Рахматуллин «Эху».

После выборов 2014 года пиар и финансовая поддержка «биокожи» и ее создателя продолжились. В инвестиционном послании 2016 года губернатор Юрий Берг приводил Рахматуллина в качестве успешного участника бизнес-инкубатора.

Однако вскоре пиар именно «Гиаматрикса» прекратился вовсе. На смену ему пришла «биокожа» второго поколения G-Derm. Потом при участии Рахматуллина появились глазные капли Канюкова, стоматологическая пленка, таблетка от язвы и другие изделия, к которым у Макшанцева также возникают вопросы.

Впоследствии G-Derm совершенно затерялся в других разработках, а в конце прошлого года Рахматуллин заявил Урал56, что уже год не имеет отношения к проекту «биокожа». Теперь она полностью принадлежит петербургской фирме «Джи-Групп».

Фактчекинг (подробнее)

«Вестирама»:

— В конце января[2016 года в Ульяновской области] коллектор из-за долга в 4 тысячи рублей бросил в окно квартиры должника бутылку с зажигательной смесью. Она угодила в кроватку, где спал ребенок. Мальчика госпитализировали с сильными ожогами лица и предплечий. <…> На днях в Ульяновскую больницу для лечения ребенка абсолютно бесплатно отправили 30 пластин биокожи, известной своими заживляющими свойствами (в видео — 01.03.00).

Центральная горбольница Ульяновска:
— Для лечения ребенка получившего ожоги в результате преступных действий коллектора в январе 2016 года не применялась «биокожа». Господином Р.Р. Рахматуллиным была дана неверная информация в СМИ, что мы использовали это покрытие при лечении данного ребенка, хотя раневое покрытие «G-DERM» было нам доставлено значительно позже (после выписки пациента)». В лечении других больных оно не использовалось.
Ответ Рамиля Рахматуллина:
— Действительно, мы отправили биопластический материал, нам очень хотелось помочь пострадавшему ребёнку. Вопрос о применении материала решался лечащими врачами. В любом случае материал нам обратно не вернули» Нужно отметить, что в СМИ говорилось именно об отправке материала, а не о его использовании.

Главврачи отрицают использование, а ОрГМУ – исследования

В 2015 году Рамиль Рахматуллин стал доктором биологических наук. В своей диссертации он рассказывал о двух поколениях «биокожи» и сообщал, в каких больницах она применяется. По данным Росздравнадзора клинические испытания медицинских изделий «Джи-дерм» и «Джи Дерм» были проведены на базе Оренбургского государственного медицинского университета в 2014 году и на базе Государственного научного центра лазерной медицины имени Скобелкина Федерального медико-биологического агентства в 2015 году. В своей диссертации Рахматуллин пишет, что испытания проводились в ЛОР-клинике ОрГМУ.

Фото: vuzopedia.ru

Однако эту информацию опровергает ректор университета Игорь Мирошниченко. В ответе на запрос Макшанцева он утверждает, что университет заключил договор на проведение клинического испытания G-Derm, по которому было разрешение Росздравнадзора. Однако по инициативе заказчика испытание не было произведено. Не проводилось в вузе и испытание «Гиаматрикса». Кроме того, при университете нет никакой ЛОР-клиники, отмечает ректор.

Предоставить копию официального разрешения на клинические испытания также не представляется возможным, т.к. это разрешение, выдано на клиническое испытание, которое никогда не проводилось в Оренбургском государственном медицинском университете.

Сам Рамиль Рахматуллин считает, что ректор ОрГМУ не опровергает «информацию, указанную в моей кандидатской и докторской диссертациях об изучении клинической эффективности разработанного биопластического материала в отохирургии».

— На проведение диссертационных исследований я не заключал никаких договоров, — отмечает ученый.

Нужно отметить, что «Эхо» получило такой ответ, хотя просило ответить на другой вопрос, а именно, о проведении клинических испытаний в ОрГМУ. В ответе этой информации не содержится.

Фото: mosjour.ru

Впрочем, за научную работу Рахматуллина вступились в диссертационном совете при Федеральном научном центре трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова: ученые назвали необоснованными требования о лишении его докторской степени.

По этому делу Рамиль Рахматуллин запросил информацию из трех больниц. В горбольнице имени Пирогова Оренбурга в официальном письме ответили, что использовали «Гиаматрикс» для комплексного лечения трофических язв нижних конечностей и язв желудка. В Отделенческой клинической больнице на станции Оренбург сообщили, что изделие применялось, однако «рандомизированных многоцентровых клинических исследований» на базе учреждения не проводили.

Что касается исследований клинической эффективности «Гиаматрикса» — его проводили на базе медико-санитарной части ОГУ. Об этом говорится в официальном письме за подписью проректора по научной работе.

Кроме этого Рамиль Рахматуллин приложил к письмам регистрационные удостоверения «Гиаматрикса» и G-Derm Росздравнадзора. В этих документах отмечается, что изделия можно применять на территории России.

В целом у диссертационного совета нашлось много претензий к расследованию Сергея Макшанцева. Например, диссертация посвящена по большей части материалу «Гиаматрикс», тогда как некоторые запросы в различные ведомства составлялись только по поводу G-derm. Также, по мнению диссовета, Макшанцев ссылается не на ту версию диссертации, которая имеется у них в распоряжении из-за чего есть различия по текстам. В конце концов, Макшанцев пытается доказать, что разрешение на использование выдано с нарушениями, так как клинические испытания изделия якобы не проводились. Диссертационный совет отмечает, что его целью не является проверка документов, которые выдавал Росздравнадзор. Кроме того, в качестве доказательства проведения клинических испытаний там ссылались на письмо проректора Оренбургского государственного университета. Однако сам проректор отказался предоставлять Сергею Макшанцеву это письмо, так как его копия в вузе не сохранилась.  

В мае должны были провести заседание Высшей аттестационной комиссии, однако его отложили из-за необходимости запроса информации с различных учреждений. 

На данный момент у Сергея Макшанцева появился еще один аргумент. При регистрации G-derm использовался акт оценки результатов клинических испытаний, который был подписан ректором Оренбургского государственного медицинского университета до 2015 года Виктором Боевым. В ответ на запрос Сергея Макшанцева Виктор Боев отрицает, что подписывал этот документ.

 

Позиция Минздрава

Если со стороны губернатора и его заместителей следует активная защита изобретения, то в Минздраве Оренбургской области говорят о разработке довольно осторожно:

— Министерство здравоохранения Оренбургской области не давало разрешения подведомственным медицинским организациям на проведение клинических исследований биопластического препарата «Гиаматрикс» и «Джи-дерм». Информацией о применении в 2007-2014 годах препарата «Гиаматрикс» в медицинских организациях Оренбургской области министерство здравоохранения Оренбургской области не располагает.

Рамиль Рахматуллин отмечает, что биопластический материал применялся в рамках утвержденных Росздравнадзором РФ официальных разрешений.

От использования разработки отгородились почти во всех медицинских учреждениях, в которые отправлял запросы Макшанцев. В порядке исключения – Отделенческая клиническая больница на станции Оренбург ОАО «РЖД». Представители учреждения подтвердили, что Рахматуллин лично договаривался с больными о применении «Гиаматрикс». Однако оценка эффективности применения биопластического материала не проводилась. G-Derm в учреждении не применялся.

Фактчекинг (подробнее)

На сайте ОГУ указано, что «биопластический материал» внедрен в клиническую практику в Институте хирургии им. А.В. Вишневского, клинику военно-медицинской академии им. С.М. Кирова и в Дальневосточном ожоговом центре.

Все три учреждения написали Макшанцеву, что не пользуются разработкой ученого. Представители Института хирургии им. Вишневского заявили, что специалистам известно о G-Derm, однако его не закупают и не используют.

Стоит отметить, что в запросе Сергей Макшанцев утверждает, что на сайте ОГУ речь идет именно о G-derm, однако в тексте говорится о «биопластическом материале». То есть, под этим словосочетанием может пониматься и «Гиаматрикс».

Ответ Рамиля Рахматуллина:

«Ответы данных учреждений не опровергают наличие научных публикаций, докладов и соавторство патентов штатных сотрудников данных учреждений по научному направлению «биопластические материалы», на основании которых размещена информация на сайте ОГУ»

 

***

Утверждать, что «Гиаматрикс» и G-Derm не применялись вовсе — неверно. Частные случаи известны. Например, в 2013 году руководитель ожогового центра Института хирургии имени Вишневского Андрей Алексеев заявлял, что использует «Гиаматрикс», но не часто, из-за его дороговизны. 1 см стоит порядка 10 рублей, что накладно для системы ОМС, сообщал он.

В больнице имени Пирогова «Эху» сообщили, что дважды использовали изделие в качестве эксперимента. «Эху» также удалось найти закупку екатеринбургской детской городской клинической больницы №9, которая приобрела для ожогового отделения 45 упаковок материала G-Derm с различными диаметрами за 359 тысяч рублей.

Есть претензии и к некоторым другим аргументам Сергея Макшанцева, однако его расследование рассказывает больше не только про то, что больницы не используют «биокожу» и что кто-то врал о ее применении. После проверки этих документов появляется другой вопрос: если кто-то и применял «биокожу», то на каком основании? Ведь ОрГМУ не производил испытания изделия.

Как бы то ни было, Юрий Берг в 2017 году продолжил защищать Рамиля Рахматуллина. В ответе на запрос он заявил, что в оренбургских больницах биопластический материал используется «только в инициативном порядке отдельными врачами». Называются только две фамилии – Валерия Тарасенко из первой городской больницы и Дмитрия Демина из больницы имени Пирогова.

«Эху» удалось выяснить, что основное место работы двух профессоров – ОрГМУ. Они являются заведующими кафедрами. В разговоре с «Эхом» Валерий Тарасенко подтвердил, что использовал «биокожу», но только в качестве эксперимента над крысами.

Похожие статьи

1 комментарий

  1. Георгий
    Георгий Ноябрь 14, 18:54

    В 2018 году использовал биокожу на себе, при лечении трофической язвы.
    Результат ни то что отрицательный, а крайне отрицательный. На чистой поверхности трофической язвы после применения биокожи,с перевозками как было рекомендовано, в течении 12 дней пошло полное загноение.

    Reply to this comment

Написать комментарий