Эхо Москвы Оренбург

Адвокат Владимир Тишин: Профессионалы от журналистики обрушились на меня с критикой

Адвокат Владимир Тишин: Профессионалы от журналистики обрушились на меня с критикой
Июль 09
15:46 2018

Вы просите песен, их есть у меня, что называется.

Я Владимир Тишин и я адвокат. Кроме того, что я адвокат, у меня есть водительские права и блог на facebook.

О Железнове …

Блогом я занимаюсь регулярно, поскольку считаю информацию вообще и свободу слова в частности важнейшими ценностями в нашей жизни.

По роду своей деятельности я должен был посетить Виктора Железнова в СИЗО №1 г. Оренбурга. Мы с ним обсудили ряд вопросов, о содержании которых я не могу говорить в силу ограничений, устанавливаемых адвокатской тайной и адвокатской этикой.

Кроме всего прочего Виктор, наблюдающий равнодушие к своей судьбе профессионального сообщества предпринимателей, поставил перед своими родственниками, друзьями и адвокатами задачу максимально полно освещать события, которые происходят с ним и его предприятием. Воспользовавшись случаем, я, спросив его согласия, задал ему 10 вопросов, которые мне пришли в голову. Вечером, назвав это «интевьюированием», я выложил текст НА СВОЕМ БЛОГЕ в Facebook. Никому это «интервью» не продавал и СМИ распространять его не просил — я просил сделать репост моих знакомых и друзей. Что это подхватили СМИ, так это говорит о том, что это важная и ценная для общества информация.

Хоть немного, но въедливый, читатель может, не особо затрудняя себя, увидеть, что в этом интервью больше эмоций, чем фактов. Оно не касается существа уголовного дела, вопросов виновности и невиновности, доказательств и их оценки — оно о человеке и его отношении к своей сегодняшней судьбе, а также о его изменившемся в одночасье мировоззрении.

Об этике….

Профессионалы от журналистики, хочется думать, испытав ревность к успеху (смайлик), обрушились на меня с критикой, что, дескать я, используя свой статус, получил это интервью, что, дескать, не комильфо.
Постараюсь ответить по порядку и сразу всем и на будущее.

Итак, всегда взвешивайте, уважаемые коллеги по контенту, ценность защищаемых прав и свобод. Это я к тому, что если с точки зрения свободы слова и права людей на информацию сведения представляют ценность, то на мелкие нюансы, как-то: откуда были получены данные и как пронесены через КПП, например тюрьмы, наверное не стоит обращать внимание.

Еще, для сведения моих критиков. Мои старшие коллеги — Валерий Петрович Бодашко и Александр Васильевич Денисов, ныне покойный, всегда говорили и говорят адвокатам: «То, что вы сделали, вы сделали в интересах своего клиента? Значит вы все сделали правильно.» Это «интервью» было согласовано в Виктором Железновым и было опубликовано с целью привлечь внимание общества к проблемам предпринимателей, ставших объектом уголовного преследования, вообще и к конкретной ситуации в частности. Я могу говорить о чем хочу, с кем хочу и распространять это как хочу. Поэтому с точки зрения этики тут, что называется, комар носа не подточит.

И я вам хочу еще сказать: хороший адвокат отличается от посредственности тем, что он делает для своего клиента все, потом все, что возможно, а потом еще чуть-чуть. Обнародование фактов незаконных действий, носящих форму преследования и давления, информирование общества о судьбе человека, которого вчера чуть ли не на руках носили, показывая всем и вся от Швейцарии до Казахстана, как пример успешного бизнеса, достойно и праведно с точки зрения любой этики. Это мой клиент и я его буду защищать всеми имеющимися в моем распоряжении средствами и ресурсами. Когда человека по обвинению, высосанному из пальца, засовывают в тюрьму, ОК, уточним, засовывают до суда в тюрьму, то особо никто не заморачивался моралью и этикой, знаете, когда мне надо будет вытащить незаконнопосаженного человека из-за решетки, я буду его вытаскивать, а потом уже думать про этику. И разговаривать об этом предлагаю в таком же порядке — устраним беззаконие, потом поговорим об этике.

О чем дискуссия? Может ли адвокат или член ОНК распространять сведения, полученные в процессе осуществления профессиональной деятельности? Нет, блин — условно, я, будучи адвокатом или членом ОНК, увижу в коридоре тюрьмы, как человека вверх ногами подвешивают, и ограничусь жалобой в прокуратуру? Ну уж нет. К черту такую этику.

О ценностях.

Предлагаю порассуждать без взаимных обвинений, все ли сделано профессиональным журналистским сообществом по освещению этой темы? За деньги, без денег, ради хайпа и ради Добра и Справедливости? Мое личное мнение, мнение читателя и зрителя, — нет не все. Железнов может быть трижды святым и десять раз виновным — до суда еще надо дожить. Поэтому задача СМИ максимально всесторонне осветить эту ситуацию. Можно было направить Железнову вопросы через адвокатов? Можно. Можно было написать ему письмо с вопросами? Можно. Можно было попросить у следователя встречи с ним? Можно. И тогда бы вышел бы, наверное, высококлассный материал. Я это сделал как умел.

Монополия СМИ, как единственного канала распространения информации, утрачивается профессиональным сообществом. За ним, в силу профессиональной подготовки, остаются, несомненно, такие возможности и преимущества, как более широкая аудитория, профессиональные средства обработки контента, качество распространяемых материалов. Но вставать в позу, если кто-то делает быстрее и/или интереснее, мне кажется неправильным.

Поиск, анализ, интерпретация (да да- именно по этому мне интересно слушать ЭХО и смотреть Дождь, а не Киселева и со…), своевременность, экспертность, вот что мне сегодня важно. А рассуждения про то, что СМИ выпустили некую информацию за деньги, но качественно сделанную, вовремя и авторитетно и проплачено это было или из идейных соображений или соображений рейтинга сделано даром, за зарплату, но, вполне возможно коряво, куце и уже потом, как протухло, а потом ещё 25 раз об одном и том же — это все «в пользу голодающих».

О деньгах.

При обысках у Железнова, якобы, нашли записи сколько и кому было оплачено из журналистов за те или иные материалы (кстати, а как попали в СМИ эти записи, как тут с этикой?)

Журналистика, как и любое другое серьезное дело сегодня, затратная вещь. Если вы не будете ездить на семинары и лекции, иметь оплаченный!!!! доступ к базам и системам, машину и фотокамеру, возможности организовать ужин в хорошем ресторане с нужными людьми или оплатить классное фото или красиво написанный материал — никогда вы не станете хорошим журналистом и news maker..ом.

Репутация издания, его цитируемость, рейтинг стоят денег. Ваш труд должен быть оплачен. Рекламой ли, “рекламой, но от кого надо”, инвестициями непосредственно в бизнес, муниципальными или государственными контрактами, проплатой «джинсы» или кэшем за PR материал, вопрос только в том, встанете вы при этом на сторону зла или добра — тут уж как совесть позволит, ибо — «…каждый выбирает для себя» и есть вещи, которые нормальными людьми не делаются за деньги, но абсолютное большинство и хороших вещей в мире так или иначе делаются за деньги. Поэтому я не считаю позорным или неправильным оплатить материал, его размещение или изготовление.

Подводя итог …

Нужно работать, собирать, добывать, вырывать, комментировать, обрабатывать и распространять. Вот единственное, что можно и нужно делать. Это, наверное, то малое, что осталось возможным сегодня, так давайте уж сами себе не будем строить барьеры — есть кому их построить для нас.

Оригинал

Фото: facebook.com

Виктор Железнов: Арест в такой форме, как проходил у меня и у Маслова — форма давления tweet

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий