Эхо Москвы Оренбург

Павел Гнилорыбов: Когда я читал про осаду Оренбурга, мне рисовался сериал HBO, который продлят как минимум на четыре сезона

Павел Гнилорыбов: Когда я читал про осаду Оренбурга, мне рисовался сериал HBO, который продлят как минимум на четыре сезона
Август 08
22:00 2018

Расшифровка фрагмента программы «Утро в Оренбурге» 8 августа 2018 года.

Гость — историк, краевед, основатель проекта «Моспешком» Павел Гнилорыбов.

Ведущие — Ирина Левина и Леонид Уварчев.

Ирина Левина: Вы вчера в Оренбурге проводили лекцию, которая была посвящена реставрации и сохранению исторических обликов городов. Почему для лекции выбрали именно Оренбург? У Вас какая-то серия лекций по разным городам?

Павел Гнилорыбов: Дело в том, что сейчас реализуется большая федеральная программа про комфортную городскую среду. И нам очень хочется, чтобы она не превратилась в скверы с бетонными лавочками и стандартными цветниками. Мы с ребятами из редакции нашего телеграм-паблика «Архитектурные излишества», который является самым крупным в России о наследии, архитектуре — почти 25 тыс. подписчиков — (в свое время «взлететь» нам помогал Алексей Венедиктов, Олег Кашин и другие заинтересованные люди) ездим по  городам, рассказываем о культурном наследии. В то же время мы не позиционируем себя как «гуру» в этой области: учимся сами, смотрим какие-то интересные кейсы, отмечаем уникальность региона, потому что внутренний туризм может быть серьезным стимулом к развитию сферы потребления, сферы услуг. К тому же, Оренбургу есть что показать.

Ирина Левина: Вы говорите «комфортная городская среда», но, мне кажется, это не про историческую часть города. Программа скорее затрагивает современные районы с многоэтажками, которые к историческому ядру уже не имеют никакого отношения.

Павел Гнилорыбов: На самом деле, мы хотим растить смену граждан на очередь к амбразуре постаревших краеведов. Хотим показать, что краевед — это не дедушка с бородой. В современной России огромное количество людей 20-30 лет занимаются наследием, социально ответственным бизнесом. Мы рассказываем, какие есть инструменты, фонды, как на наследии можно стать медиа-персоной. Можно сказать, что мы говорим за камни, наделяем их социальным содержанием. И Оренбург в этом случае не разочаровал.

Ирина Левина: А чем очаровал тогда Оренбург? Знаете, разные точки зрения встречаются, кто-то уезжает отсюда восторженным, вносит Оренбург в рейтинг самых милых и уютных провинциальных городов. А кто-то говорит, что из этой провинции хочется поскорее уехать.

Павел Гнилорыбов: Я не увидел особой разрухи. Либо сейчас лето, и она скрывается за диким виноградом. Тем не менее, для меня Оренбург, так как я сам из Ростова-на-Дону, показался очень близким городом. Ему только моря не хватает. А так — бескрайняя степь, которую не каждый поймет. Здесь хочется зарыться в XII-XIII век, ощутить себя в те времена, когда здесь извлекалось сарматское золото. Я считаю, что Оренбург — такая русская Одесса по количеству котов, семейных двориков.

Это очень интересный город для исследования. Стоит отбросить путеводители и от Советской, других улиц просто сворачивать во дворы налево, направо. Еще меня удивила реальная населенность исторического центра. Ты снимаешь какое-то интересное здание, а тут из кустов выбрасывается человек со словами «Вы знаете, что это здание было построено при государе императоре Александре I Благословенном?» То есть тут каждый второй житель — такой латентный краевед. Пусть он рассказывает байки, не очень хорошо владеет терминологией, но страсть к облагораживанию, пониманию исторического города есть. Видимо, денег и правда не так уж много. Но у вас не так все успели «загадить». Реклама, которая закрывает фасады зданий и действительно является проблемой, — дело решаемое. В Москве от этого ужаса избавились за два года.

Ирина Левина: Тем не менее, есть много ветхих, старых домов. Из многих людей просто расселяют, и они стоят с пугающим видом, пустыми окнами. Некоторые даже горят. Какие механизмы для сохранения видит ваше сообщество краеведов? Нужно привлекать бизнес, формировать федеральные программы или, может быть, сносить и пытаться воссоздать что-то похожее?

Павел Гнилорыбов: Никакого воссоздания. Только наследие, только подлинность. Нужно понимать, сколько старых кирпичей осталось. Новодел 2009 года не даст ничего ни уму, ни сердцу. В Оренбурге порядка 400 памятников культурного наследия. Понятно, что денег нет, а охранные обязательства есть. Нужно просвещать местных жителей, бизнес, потому что вот этот второй слой деревянно-каменных домиков вокруг исторического ядра может стать вполне привлекательным для маленьких музейчиков, локальных предприятий. Нужно просто закончить ныть и начать работать. Тогда и не будет оттока населения из области. Хотя, туризм не нужно путать с постоянным проживанием; я понимаю, что за неделю особо не проникнешься и с местным обывателем себя не сопоставишь. Особого депресняка мы не заметили, разве что легкую полосу уныния и тумана.

Ирина Левина: А кто вчера посетил Вашу лекцию? Были в основном молодые люди или старшее поколение? Просто многие отмечают, что у нас нет какого-то движения, организации, которая бы целенаправленно занималась борьбой за сохранение исторического центра. Есть потенциал в тех людях, которые вчера пришли на лекцию?

Павел Гнилорыбов: Мы очень их к этому призывали, и люди записали наши контакты, поделились конкретными местами. Мы с Ильей Варламовым недавно основали фонд «Внимание», там даже есть один дом из Бузулука. То есть люди краудфандят на сохранение конкретных домов. И бузулукский дом, в котором в свое время были то ли тыловые части чехословацкого корпуса, то ли склад, уже собрал необходимые 120 тысяч рублей на реставрацию.

Ирина Левина: Так мало нужно на реставрацию целого дома? Это по аналогии с проектом «Том Сойер Фест»?

Павел Гнилорыбов: Речь не о реставрации. Мы берем объекты, которые не являются культурным наследием. Это шире, чем «Том Сойер Фест»: он в основном про дерево. Наши гранты до миллиона рублей, и, если человек хочет арку ворот сохранить или что-то бетонное, наш грант может помочь. Еще Оренбург для нас первый город по количеству дореволюционных люков. Мы их нигде в таком количестве не видели. Нужно просто под ноги смотреть.

Ирина Левина: А вот водители не так им рады.

Павел Гнилорыбов: Всегда можно полярность поменять и превратить недостаток в достоинство. Вот в одном из городов северо-запада была такая история: люди требовали от чиновников засыпать лужу. Не засыпали ее лет десять. В итоге люди нашли фотографию, которая помечена то ли 1968 годом, то ли пораньше, и поняли, что луже исполнилось пятьдесят лет. Они взяли и торжественно отпраздновали день рождения лужи: делились воспоминаниями о детских играх, привязали вокруг нее шарики. На следующий день лужа была засыпана и уничтожена. Вот таким образом можно воздействовать на чиновников. В Оренбурге, например, на Чичерина прекрасный доходный дом Коробкова — там с двух сторон огромная дореволюционная надпись «номера Коробкова». В Самаре или Нижнем Новгороде эту надпись давно бы уже восстановили. На краску-то нужно не больше 15 тысяч рублей. Это ведь сразу оживляет общее пространство. А еще в город нужно постоянно привозить людей, которые смогут «взъерошить» местные мозги.

Ирина Левина: Если «в Нижнем Новгороде бы давно это сделали», то почему в Оренбурге этого не делают? Это разница в менталитете, масштабах?

Павел Гнилорыбов: Это не зависит от численности города. В Кирове, например, есть замечательный проект «Пешком по Вятке» (просто внутригородские экскурсии), который за пять лет существования привлек 20 процентов населения примерно такого же 500-600 тысячного города. В Оренбурге нет достойных пешеходных экскурсий для горожан. А это один из инструментов хрупкого отношения к городу, человек начинает его ценить. Непонятная на первый взгляд гнилушка начинает иметь исторический вес.

Леонид Уварчев: А этим кто должен заниматься? Общественность должна организовывать?

Павел Гнилорыбов: Да, общественность. Тут власть если не мешает — хорошо, если помогает — еще лучше. Если вставляет палки в колеса — это уже ретроградство абсолютное, потому что такие исторические краеведческие проекты всегда в России были очень сильны. Тем более, что на местах очень любят говорить о столичности: «Оренбург — степная столица». Меня поражали многие вещи, начиная от гауптвахты. Я думаю, вам не хватает хорошего местного романиста. Когда я читал про осаду Оренбурга Пугачевым в 1773-1774 годах, мне рисовался сериал HBO, который продлят как минимум на четыре сезона. Я не знаю, кто конкретно должен заниматься этой деятельностью; просто бросаюсь идеями. Это настолько интересно, что, выглядывая из окна, сопоставив историю с современной типографией города, можно определить место сражения прямо перед собой. Жаль, что некоторые люди проявляют больше интереса к Angry birds, чем к Бердской слободе.

Ирина Левина: А Вы ставите в рамках своего просветительского проекта задачу коммуницировать с властями? После Оренбурга ведь будет еще серия лекций.

Павел Гнилорыбов: Мы в основном коммуницируем все-таки с архитекторами. А многие из них уже вхожи в органы власти. И вчера архитекторов было довольно много, в целом событие прошло при деятельной поддержке Союза архитекторов России. Так что мы скорее коммуницируем с профессиональным сообществом, которое, в свою очередь, доносит информацию до властей.

Ирина Левина: Какой-то дом еще присмотрели в Оренбурге для Вашего совместного с Варламовым проекта?

Павел Гнилорыбов: Нам прислали несколько вариантов. Но у нас достаточно жесткая комиссия, потому что за наш счет люди иногда просто хотят сделать ремонт. Все предложенные дома будем рассматривать и до конца года, думаю, что-нибудь сделаем. А сам город достоин того, чтобы сюда прилетало несколько самолетов с туристами не ради Соль-Илецка или Саракташа, а ради старого красивого губернского города. У вас ведь до 1917 года и губернаторов-дураков не было. Дальше с этой историей ознакомиться, к сожалению, пока не успел.

Фото: vestnikk.ru

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий

Опрос

Вы поддерживаете отставку главы Оренбурга Евгения Арапова?

Загрузка ... Загрузка ...
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031