Эхо Москвы Оренбург

Максим Курников: «Не тот, к сожалению, мы регион, за который какие-то баталии разворачиваются»

Максим Курников: «Не тот, к сожалению, мы регион, за который какие-то баталии разворачиваются»
Декабрь 07
08:44 2018

Расшифровка фрагмента программы «Утро в Оренбурге» от 6 декабря 2018 года.

Ведущие: Ирина Левина, Леонид Уварчев.

Гость: заместитель главного редактора «Эха Москвы» Максим Курников.


Ирина Левина: Сегодня пройдут «Дилетантские чтения» с Николаем Сванидзе. Давай на эту тему и  начнем. Тем более что на подобную тему о тех, кто возглавлял белогвардейское движение были «Дилетантские чтения» в Москве.

Максим Курников: Я просто скажу сразу, что «Дилетантские чтения» привязаны к какой-то одной центральной фигуре, все остальное это либо уже эпоха, либо какие-то люди, которые с этим связаны, максимум может быть две фигуры. Хотят мы стараемся говорить об одной. И в этом случае, конечно, центральная фигура Колчак. Он и на обложке нового номера. Колчак, конечно, будет центральной фигурой, но мы обязательно поговорим о том, насколько много было разных оттенков в этом белом движении. То есть мы говорим о белом движении, а оттенков-то было там несколько. И те, кто придут сегодня на «Дилетантские чтения» послушают первую часть о Колчаке и о том, насколько были разные и взгляды, и методы, скажем так, борьбы, войны, управления, и представления о том, каким должно быть государство, если не большевистским, у разных людей, которые это белое движение возглавляли.

Ирина Левина: Говорить о мастерстве публичных выступлений Николая Сванидзе даже не приходится. Если о каких-то других спикерах мы рассказывали, которые может быть не так широко известны аудитории, то здесь в общем-то все очевидно.

Максим Курников: Да, я думаю, что те, кто слушает «Особое мнение» каждую пятницу с Николаем Сванидзе, все все понимают. Да и не только те, кто слушает, и те кто телевизор смотрит и смотрит, если я все правильно помню  Николай Карлович работает на ВГТРК «России 24» в том числе и делает историческую реплику.

Ирина Левина: Кстати, есть вопросы по «Дилетантским чтениям». Спрашивают будет ли он рассказывать про любовь Колчака с Тимиревой.  

Максим Курников: Про Колчака можно спрашивать все что угодно, потому что я уже был на чтениях, посвященных Колчаку и есть несколько вещей, не то чтобы приятных, но я их для себя отметил, потому что я был на «Дилетантских чтениях» в Уфе и Оренбурге, а в Москве это были первые чтения, на которые я ходил. Абсолютно одинаково приятные лица, что там, что там. Такое ощущение, что люди одни и те же.

Ирина Левина: Из города в город приезжают.

Максим Курников: Они очень похожи друг на друга. Это правда. И задают очень хорошие вопросы. И вопросов по Колчаку задавали очень много. Я честно говоря даже очень удивился тому,  что были иногда настолько подробные распросы. Николай Карлович отвечал на все вопросы, кому-то интереснее про любовь, кому-то интереснее про войну, это всегда так.

Леонид Уварчев: Николай Сванидзе будет только на одном нашем мероприятии присутствовать в Оренбурге или на каких-то других тоже?
Максим Курников: Нет, только на нашем.

Ирина Левина: Эксклюзив такой.

Максим Курников: Это какая-то дурацкая история получилась на самом деле. Мы почему с Николаем Карловичем договорились, что мы в Оренбурге это все сделаем. Потому что он должен был, насколько мы понимали приехать на форум.

Ирина Левина: Во всяком случае об этом писали СМИ, он был в программе указан.

Максим Курников: Об этом писали, да, и Николай Карлович тоже собирался. Но в какой-то момент все поменялось. Какая-то мутная история. Наверно не будет правильно, если я буду рассказывать все подробности, но я не понимаю, что произошло и в итоге, да, Николай Карлович едет только на наше мероприятие, на форум не едет. Как ему объяснили, потому что там не будет губернатора.

Ирина Левина: Нет он там был.

Максим Курников: А что имеется в виду …

Ирина Левина: То есть все вчерашние фото — это фотошоп?

Максим Курников: Нет-нет. Может быть на тот момент, когда звали, считали, что его уже не будет. Ну в том смысле …

Ирина Левина: Ага.

Максим Курников: Да. Но это уже пространство для интерпретаций всяких.

Ирина Левина: Следишь ли ты за форумом и что там происходит?

Максим Курников: Я, к сожалению, за форумом не слежу. И я всегда сторонник того, что всегда любой форум лучше, чем когда форума нет. Но надо понимать его качество и качество участников, и в каком качестве они туда приезжают. Потому что я вчера летел в самолете как раз, и, естественно, большая часть людей летела на форум, и был даже овербукинг, не все помещались в самолет, люди рассаживались, люди ругались, как это иногда бывает, кто там еще опоздал, и все было непросто. И там спрашивали: «А вы тоже на форум?», а в ответ: «Да, на какое-то мероприятие». То есть они даже не знают, что это форум или не форум, а как он называется, это же десятый вопрос. Может быть, на всех форумах так, а может быть, мне просто попались несколько таких человек, а как на самом деле, я не знаю.

Ирина Левина: Настоящие поклонники форума, наверное, на открытие приехали еще 5 декабря.

Максим Курников: Возможно.

Ирина Левина: Сегодня уже ближе к завершению какие-то мероприятия будут. Давай поговорим о сегодняшней нашей повестке, что в Оренбурге обсуждают больше всего. Наверное, надо поговорить про отбор кандидатов на должность главы Оренбурга и этот список из 34 человек. Изучал ли ты его, показались ли чьи-то фамилии тебе там интересными или неожиданными?

Максим Курников: Я на самом деле, что скрывать-то, по-моему, когда еще Евгений Арапов был задержан, я с кем-то переписывался, возможно, даже с тобой, Ирина, и фамилию Кулагина прислал сразу.

Ирина Левина: Я с кем-то даже поспорила на эту фамилию, забыла с кем, поэтому в случае чего не знаю, с кого требовать выигрыш.

Максим Курников: Если ты помнишь, как только задержали Евгения Арапова, я тебе тут же написал, что будут уговаривать Кулагина, насколько он согласится или нет, это уже другой вопрос.

Ирина Левина: Тогда тем более интересно, если уже в августе, получается, звучала эта фамилия, почему он приходит за 15 минут, сохраняя эту какую-то невероятную интригу, придет он или не придет.

Максим Курников: Это вам надо позвать Дмитрия Владимировича в эфир, и пусть он расскажет об этом. Мне кажется, что тут может быть несколько причин. Я их не знаю. Если предполагать, почему, с одной стороны, чтобы вы об этом рассказали, сделать инфоповод какой-то.

Леонид Уварчев: Я еще добавлю по этому поводу. Конкурсная комиссия будет рассматривать кандидатов по мере подачи заявлений. То есть будет собеседование, и, получается, одним из последних будет Дмитрий Владимирович Кулагин.

Максим Курников: Если не самым последним.

Ирина Левина: Самым последним будет Александр Ершов.

Леонид Уварчев: Как тебе кажется, это его выдвижение было неожиданным?

Максим Курников: Для меня — да.

Ирина Левина: Кстати, как ты для себя интерпретируешь, зачем человек, которого мы знали по другим историям, приходит в комиссию с документами?

Максим Курников: Не знаю, не буду гадать. Это интересно, по крайней мере. Если говорить опять же о Дмитрии Владимировиче Кулагине, я не знаю, ставили ли этот вопрос на голосование, это повышение или понижение для него?

Леонид Уварчев: Да. Мы ставили такое на голосование, насколько я помню, там разошлись мнения.

Максим Курников: Это очень интересная тема на самом деле, потому что мне кажется, что, конечно, он что-то приобретает. Но рисков он приобретает гораздо больше, чем каких-то возможностей. Мне так кажется. И, конечно, хочется пожелать ему удачи, потому что без нее, видимо, на этой должности сейчас не обойтись.

Ирина Левина: Ну и параллельно с тем, что планируется у нас новый глава города, всю осень была такая череда разных волн по поводу возможной отставки губернатора Оренбургской области. То сначала говорили — вот-вот, сейчас, то потом говорили, что этого абсолютно точно не будет.

Максим Курников: Даты даже называли.

Ирина Левина: И все время какая-то очень спутанная информация.

Максим Курников: Смотрите, есть более-менее известные политтехнологи, которые работают в публичном поле. Не называя имен, скажу, что я как минимум с тремя-пятью обсуждал, в том числе и дела Юрия Александровича Берга. Некоторые из них с ним работали или работают. У всех разное понимание, он хороший губернатор или не очень хороший губернатор и так далее, то есть они по-разному к нему относятся. Но в вопросе, сменят ли его или нет, сомнений практически не было. И более того. говорят, что называли уже конкретное имя. Да. Но я же не имею четкую информацию, я же в администрации президента не спрашивал, я спрашивал у политтехнологов, которые с этим работают.

Ирина Левина: Что ответил Песков, мы помним.

Максим Курников: Да, я спрашивал у Дмитрия Пескова об этом, и он говорил, что мы никогда не анонсируем заранее. И на самом деле нет ни у кого понимания. Даже когда уже лежат подготовленные документы, все в последний момент может поменяться. Иногда губернаторы сами цепляются за свое место и делают все, чтобы это решение поменялось, пробиваются к президенту и так далее. Иногда обстоятельства складываются. Насколько я знаю, Юрий Александрович Берг костьми не ложился, чтобы остаться на своем посту. Насколько я знаю, так сложились обстоятельства, что какого-то такого заинтересанта именно в Оренбургской области не было.

Ирина Левина: Кто очень бы хотел какого-то своего кандидата сюда поставить?

Максим Курников: Кто очень хотел, рвался и так далее. Не тот, к сожалению, мы регион, за который какие-то баталии разворачиваются. Плюс ко всему, даже когда решение было более-менее готово и был подобран какой-то кадр, видимо, на него у президента или у кого-то из окружения президента оказались какие-то другие планы. Губернатора оставили не потому, что он такой сильный, не в смысле хороший или плохой, это за скобки выносим, а сильный в смысле аппаратных вещей — захотел и остался — нет. Его оставили потому, что так сложились обстоятельства и не на кого, судя по всему, в этот момент было заменить, как мне объяснили политтехнологи. Как на самом деле было, я не знаю.

Ирина Левина: Я правильно понимаю, что импульс на замену был? То есть изначально Оренбургская область входила в число тех регионов, где хотят поменять что-то?

Максим Курников: Нет. Нет. Просто пришло время что-то менять. А чтобы кто-то хотел здесь что-то менять, нет, этого нет. Просто пришло время. Но есть регионы с гораздо более проблемной ситуацией, в том числе управленческой. Ситуация в Оренбургской области, насколько я опять же разговаривал с людьми, которые там заходят и договариваются и устраивают кампании избирательные, никем из них не воспринимается как проблемная. И только ситуация с Евгением Араповым перевела ситуацию из совсем стабильной в менее стабильную, но не проблемную.

Леонид Уварчев: А как же ситуация с министрами? Сколько их у нас ушло за последнее время?

Максим Курников: А вы посмотрите, что происходит в других регионах. Это, к сожалению, не какая-то уникальная ситуация.

Ирина Левина: То есть этим никого не удивишь?

Максим Курников: Нет. Знаете, есть регионы, где губернаторы, простите меня, не хочется диагнозов называть, но имеют проблемы психологического плана, с алкоголем, еще с чем-то. То есть вообще ситуация выходит из-под контроля.

Ирина Левина: И ничего, работают.

Максим Курников: Нет. И там гораздо острее стоит ситуация по замене, чем у нас.

Ирина Левина: Раз уж Леонид сказал про министров. Насколько для тебя стало неожиданным то, что министр образования Вячеслав Лабузов ушел со своей должности и министр труда Вячеслав Кузьмин? Связываешь ли ты с это с теми новостями, в которых говорилось про обыски? Что это может быть? Это такая реакция на эти постоянные проверки или просто уже слишком долго были?

Максим Курников: Я не разговаривал ни с тем, ни с другим. Я точно могу сказать, я слушал то, что говорил Виктор Доценко о них, мне кажется, это как раз тот человек, который знает и Вячеслава Лабузова, и господина Кузьмина очень неплохо, и я тут склонен повторить его оценку. Он сказал, что это такие люди, которых давлением таким простым, банальным, таким прямым трудно заставить принять какое-то решение. У них может быть комплекс причин, после которого они сами примут то или иное решение. Я в общем согласен, что Вячеслав Лабузов из таких, скорее. Кузьмина я знаю меньше. А Лабузов — да. И прямо скажем, это не первый раз, и мы с вами работаем в информационном поле, когда про Вячеслава Лабузова пытались вбрасывать какие-то истории, связанные с его имуществом, немаленьким.

Ирина Левина: Кстати, многие СМИ задавались этим вопросом, но каких-то здравых оценок, расследований по поводу этих домов, которые якобы дочери принадлежат, я так нигде не видела и не читала.

Леонид Уварчев: Внятного ответа не было.

Максим Курников: Я могу сказать, что я учился в университете, где преподавал Лабузов. Он был моим преподавателем. Почему я опять же стараюсь подбирать слова, когда комментирую, что никакая оценка не звучала, ни слишком позитивно, ни слишком негативно, потому что есть определенная история взаимоотношений. Бывали времена, когда мы с ним не разговаривали вообще, потому что он считал, наверно, сейчас это можно говорить, когда он уже не министр, что мы предвзято, жестко оцениваем систему образования и те реформы, которые он тогда затеял. Он считал, что мы предвзяты. Ну что поделать, я объяснял, что мы не предвзяты. Что если есть какая-то критика, то она есть, потому что есть что критиковать. Но опять же давайте отметим, что он приходил и комментировал сам, даже когда мы были, скажем, не в самых лучших взаимоотношениях и когда считал, что мы себя как-то «неправильно» ведем. Так вот, он был моим преподавателем. И я просто помню, что тогда ректор приезжал на «Волге». Как сейчас помню, у него был водитель и у него была «Волга», то есть я учился, когда ректора еще ездили на «Волгах». Да, Леонид, были такие времена. А Вячеслав Лабузов приезжал тогда, на тот момент, на каком-то самом новом джипе.

Ирина Левина: Еще не будучи министром?

Максим Курников: Конечно, нет. Более того, он и преподавал-то тогда, как хобби, это для него было, насколько я понимаю. Потому что он, если я правильно помню, был в совете директоров какого-то банка. Более того, я помню, у него вроде бы был какой-то бизнес, связанный с Казахстаном. По-моему, какое-то оборудование они поставляли из Казахстана за рубеж.

Леонид Уварчев: То есть в любом случае какая-то коммерческая сфера.

Максим Курников: По-моему, это были аппараты, которые делали флюорографию. Я просто не знал, что будет этот вопрос, и не готовился. Их выпускали, кажется, в Актюбинске в 90-е годы, я просто там жил, поэтому что-то такое представляю. То есть он занимался бизнесом и довольно крупным бизнесом по тем временам. И у него тогда уже были очень неплохие финансовые средства. Поэтому у меня вообще не вызывало удивление то, что он живет в таких домах, то есть, что у него есть такое имущество, и как кому-то могло показаться: «Ах, как же министр живет в таких домах!»

Ирина Левина: Странно, что он выбрал такую стратегию — не объяснять, откуда у него такое имущество.

Максим Курников: Это как бы его дела. Это надо спрашивать у него. Я еще раз скажу, что я не общался с ним после того, как это все произошло, и перед тем, как это произошло.

Ирина Левина: К сожалению, он пока тоже не выходит на общение со СМИ. И буквально еще пару слов об истории, на которую очень мало СМИ оренбургских обратили внимание, когда человек, который называет себя блогером Романом Псайкером, а в жизни он Роман Иванов, пришел вечером к губернатору с требованием решить какие-то проблемы. Насколько ты видишь здесь какую-то информационную составляющую, важно это или нет?

Максим Курников: Конечно, это важно, потому что это какое-то чрезвычайное происшествие. И это интересно людям, по сайту вы, наверно, видите это.

Леонид Уварчев: Да, статистика хорошая по этим темам.

Максим Курников: Это всех интересует, это понятное дело. Опять же не могу здесь быть объективным. Роман Иванов писал на меня заявление, по-моему даже неоднократно, в полицию, пытался обращаться в суды, потому что ему казалось, что я его необъективно как-то оцениваю. Я, по-моему, сказал о нем, что он «прикормленный блогер». И он посчитал это оскорблением и подавал на меня заявления. Я могу сказать, что действительно у меня есть к нему определенное предвзятое отношение, потому что знакомство произошло, кажется, я стоял где-то в очереди в банке, а он, узнав меня, я его тогда не знал, начал что-то кричать, и его охрана потом выводила. То есть он начал кричать и кидаться на меня. Действительно иногда его поведение вызывает вопросы, давайте так скажу.

Леонид Уварчев: Выходит за рамки.

Максим Курников: Да, выходит за рамки. Я напомню, что это тот самый блогер, который, когда была индексация льгот, стоял с плакатами против пенсионеров. Он вставал напротив пенсионеров, обзывал их, что они продажные шкуры или что-то такое, говорил им очень обидные слова, и его полиция не трогала и не убирала. И тогда говорили, что эти действия были согласованы с аппаратом губернатора или с аппаратом, с вице-губернатором профильным, который курировал протестные акции, ну, вообще политическую жизнь.

Ирина Левина: Это версия такая была, да?

Максим Курников: Да. И некоторые источники говорили, что он действительно ходил и встречался с профильным человеком, который такие акции курировал. И если я правильно помню, я, по-моему, и публично, и не публично это говорил, что такие бумеранги возвращаются. И если власть сотрудничает с такими блогерами, я называл их как раз прикормленными, она должна быть готова, вот хотят они или не хотят, это к ним вернется.

Леонид Уварчев: Вернулось от него же самого? Ты думаешь, это не была какая-то «подстава»?

Максим Курников: Я не знаю. Может быть, это профильный вице-губернатор, который и курировал эту работу, как раз-таки и спланировал эту акцию. А может быть, он просто вышел из-под контроля и посчитал, что раз он взаимодействует с властями, они должны его слышать. Я не знаю. Но я просто помню очень хорошо, что хотите вы или не хотите, но, к сожалению, такие вещи вернутся вам, дорогие власти.

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий