Эхо Москвы Оренбург

Владимир Тишин: «Атриум» вырыли. Беловку превратили во что превратили. И при каждом был свой архитектор

Владимир Тишин: «Атриум» вырыли. Беловку превратили во что превратили. И при каждом был свой архитектор
Февраль 28
10:25 2019

Расшифровка фрагмента эфира «Персонально ваш» от 26 февраля 2019 года.

Ведущая: Татьяна Ленкова.

Гость: адвокат Владимир Тишин.


— У нас новое назначение в администрации. Чуть ли не каждую неделю. В этот раз Павел Миронов — глава департамента градостроительства. Человек опять же малоизвестный в широких кругах. Вы относитесь к широким кругам или у вас все-таки есть какая-то информация?

— У нас же, понимаете, все назначения происходят… К сожалению, чуда не произошло. Все сидели в ожидании, выпрямив спину и вытянув шеи, смотрели, что когда придет новый глава города, что-то поменяется в отношениях кардинально между обществом и городской властью. Чую я, что, к сожалению, кардинально не поменялось. И решения принимаются так же кулуарно. Это касаемо нового зама. Это касаемо Миронова. Но я могу однозначно сказать, что его назначение очень благоприятно, не то что очень, а благоприятно воспринято менеджментом городской администрации. Это фигура, которая не вызывает раздражения. Этот человек работал при Донковцеве, и это уже о чем-то говорит. И самое главное для меня, то, что мне импонирует, то, что для меня было положительной характеристикой, что якобы это по каким-то инсайдам, что этот человек ушел из команды Мищерякова, потому что являлся ярым противником рытья этого погреба в центре города.

— «Атриума»?

— Да. То есть человек поступил достойно. Он не стал мириться и торговать совестью, идти на компромиссы. Если это действительно так, то это прямо браво. Это сразу пять с плюсом. И в карму большой плюс. Человек ушел, потому что не захотел, не стал рисковать своим родным городом.

— Но, может быть, он чем-то другим не стал рисковать? Своей репутацией, например.

— Ну, это и есть. Он не стал рисковать своей репутацией, своим городом. Это и есть вопрос репутации. Город-то остался. Риском для репутации, риском для города, что этот проект может не состояться. А тогда же ежу было понятно, что он не состоится, скорее всего. И даже если бы он состоялся — это было бы непонятно что, понимаете, в силу размещения.

— Вы с упреком так сказали, что решение кулуарно принималось.

— Извините, а у нас другой архитектор. «Атриум» вырыли. Беловку превратили во что превратили. И при каждом был свой архитектор. И областной, и в городе чиновники были. Они позволили себе это. Поэтому здесь для меня человек больше со знаком плюс. И я слушал его эфир. Человек с тремя высшими образованиями. Очень хочется надеяться, что это будет адекватное назначение.

— Но все же к вашим словам о кулуарном принятии решений. И с такой ремарочкой «к сожалению». А как вам хотелось, чтобы принимались решения?

— Я сейчас повторюсь опять. Я вообще хочу, чтобы губернатор и глава города периодически вели прямые эфиры и рассказывали вообще о событиях в городе и своей их оценке. Я бы хотел, чтобы, конечно, назначая ключевых чиновников, с которыми работать и людям, и предпринимательскому сообществу, и представителям общественности, он каким-то образом их представлял. То есть рассказывал вообще, почему принято такое решение. Всегда, где нет открытости, всегда есть место для слухов, всегда есть место для конспирологии, всегда есть место для сомнений и всегда есть место для поиска второго дна в этих решениях. Поэтому еще раз говорю — я за открытое общество. За то, что с людьми надо разговаривать открыто, с улыбкой, доброжелательно, через средства массовой информации, и объяснять. Да, это тяжело. Да, это популизм.

— Но Дмитрий Владимирович не из тех людей, кто плохо говорит или стесняется журналистов.

— Да, говорит хорошо. Но вы знаете, какие рассматривались кандидаты на пост главы города, куда назначили Киланова? Нет.

— Нет. А вы знаете?

— Нет. А вы знаете, почему было принято именно это решение? А вы знаете, вообще какое-то предложение было высказано кому-то? Может быть, если бы выступил глава города и сказал: «Я призываю людей, которые способны встать со мной рука об руку и восстанавливать уже фактически наш город, прийти ко мне, позвонить мне, и мы поговорим о планах».

— Но это уже был бы такой слом системы существующей.

— Да, это был бы слом системы.

— Но человек, который идет против системы, он, как правило, не остается.

— Это не слом системы в том смысле, который вы сейчас имеете в виду. Это слом системы, который не вредит самой системе. Вот так я скажу. То есть это был бы нормальный поступок. Пусть бы потом был бы назначен тот же человек. Но, по крайней мере, мы бы поняли, почему он был назначен.

— Объяснения было бы достаточно? Если бы еще больше вопросов возникло?

— Это не объяснение. Это прозрачность. Я же не говорю по поводу того, что просто: «Здрасте, это такой-то. Я его назначаю. Он хороший чувак». А здесь вот: «Я нашел человека…».

— Но сам Павел Миронов открытый достаточно. Сразу комментарии дал.

— Очень хорошо.

— Достаточно много информации.

— Дай Бог, что это будет…

— В общем-то не только на словах.

— Я же всегда рассказываю, что я за открытость. Я это уже не в первый раз повторяю. Я считаю, что у нас власть очень закрытая. Не только у нас в Оренбурге. Наверно, и в других регионах тоже.

— Но у нас, наверно, начиная с самого верха, власть закрытая.

— И с самого верха, совершенно верно.

— Поэтому чего ждать от муниципальной власти-то по сути?

— А ждать того, что вы живете здесь, ведите себя так, как считаете достойным и правильным. Если предыдущий глава, нынешний глава, будущий глава не считают это правильным, ну, это их вопросы, их совести, отношения, мировоззрения. Я же свое мнение высказываю. Я считаю, что должно быть вот так. Я не могу их учить. Они большие, они умные и так далее.

— Учить можно того, кто хочет учиться.

— Я рассказываю, как я вижу.

— Спасибо, очень четкий, понятный ответ.

— Это сразу половину проблем снимет. Половину. Ну, треть точно. Если хотят убрать факторы зависимости на треть, то должна быть нормальная пресс-служба, которая адекватно реагирует. И, извините меня, сейчас пример приведу, может быть, меня коллеги потом запинают, у нас Вера Ириковна Баширова более открытый человек, чем многие. Она, по крайней мере, присутствует в тех же соцсетях и реагирует. Решается потом этот вопрос, не решается, но, по крайней мере, видно контакт. И как бы я ни относился с какой-то долей критики к областному правительству, но я однозначно чувствую, что человек в контакте. Что с человеком можно разговаривать, и человеку можно написать, и она реагирует на те события, которые происходят.

— А меняет это что-то или не меняет — это вопрос второй?

— Это уже вопрос второй.

— Но тогда отпадает смысл первого.

— Вопрос второй, но ты точно знаешь, что человек услышал. И не скажет потом, что я не в курсе, мне не доложили. А здесь вы четко знаете, что человек услышал, отреагировал, не отреагировал, вы потом будете судить о нем как о чиновнике.

— Многие из городской администрации, ушедшие в том числе, тоже были в социальных сетях. Однако закончилось мы знаем чем все это.

— Многие были и удалились после этого.

— О том и речь.

— Я считаю, что это была жесткая необходимость. Поэтому я здесь в качестве примера привел открытость чиновника, хотя бы какой-то. Понятно, что губернатор у нас не может быть открытым настолько. Но то, что пресс-службы что областного правительства, что городской администрации не дорабатывают, при всем моем уважении к ушедшей Лопатинской-Власовой, но они не дорабатывают. Наверно, она могла бы сделать больше, просто, наверно, ограничивали ее действия. Это однозначно. И треть проблем, еще раз повторю, была бы снята за счет обратной связи.

— Возвращаясь к Павлу Миронову. Он сказал, что в городе появится главный архитектор, и вроде как уже объявлен конкурс на вакантную должность. Насколько сегодня этот человек городу необходим? Потому что долгое время в принципе как такового его не было.

— Знаете, я плохо ориентируюсь в структуре этой муниципальной. Насколько эти полномочия размазывались по другим специалистам, главным специалистам, ведущим специалистам, суперведущим специалистам? Какой функционал будет у этого архитектора? В моем понятийном сознании, в моей системе координат, конечно, такой человек нужен. Хотя бы как профессиональный консультант и лицо, несущее ответственность за консультации, которые даются главе города при принятии тех или иных решений по застройке, облике города. То, что нам не везет с архитекторами, — да. У нас был архитектор, который любил сине-желтый цвет. У нас был единственный в стране «Макдональдс» сине-желтого цвета. В мире, вернее.

— Я сейчас не знаю, это не Чудин-Александрин?

— Вот. Здесь у нас не везет городу и с набережной, и так далее. Я считаю, что человек такой должен быть. Опять-таки, дай Бог, чтобы он радел за город и не навредил. Мы уже не говорим о том, чтобы сделать наш город цветущим и прекрасным завтра. Мы говорим и переживаем за то, чтобы его сохранить, законсервировать до лучших времен. Вот об этом речь идет. Поэтому такой человек нужен. И хотелось бы, чтобы он был волевой, решительный, принципиальный.

— А принципиальных людей не особо любят в командах-то. Они же все должны подчиняться.

— Они же не цветочек, чтобы их любить. Их надо уважать и ценить. А любить-то? Картину любят, произведения искусства.

— Как-то Наталья Бровко призналась в том, что в городе сегодня нет единой концепции оформления, дизайнерских каких-то решений. Именно поэтому мы получаем будильник на улице Постникова.

— У нас в городе много чего нет.

— Вот именно этой единой концепцией должен заниматься главный архитектор? Что войдет, кроме консультаций, в его работу?

— Единой концепцией должен заниматься глава города, городской Совет и  представители общественности в сотрудничестве со специалистами городской администрации. Должна быть единая команда. И общество гражданское. И инициативные граждане. Они должны заниматься все вместе. И вы не думайте, что от того, что вы поставите одного человека, он сможет изменить всю систему. Конечно, он ничего не может сам сделать, и не сможет сам сделать, но какие-то небольшие вопросы, может быть, объединить этих людей. Может быть, сможет. В одиночку и глава города ничего не сможет.

Персонально ваш / Владимир Тишин // 26.02.19 tweet

Фото: оренлица.рф

Похожие статьи

1 комментарий

  1. Бывший
    Бывший Февраль 28, 11:25

    Открытость власти у нас в городе уже была. Вспомните, Донковцев еженедельно устраивал прямые линии на ТК «Регион» с подставными звонками, естественно. Выглядело это так: «Ась? Вы где живете? А это на углу возле мусорных баков, знаю этот дом! Хорошо, порешаем ваш вопрос. Он на контроле!» И сейчас все это можно возродить, но с жителями-то администрации округов должны работать. Лично мэр каждому не поможет. Пусть на уровне округов пока потренируются быть прозрачными. Что касается новых назначений, то спросите опытных аппаратчиков, и они вам объяснят, что они означают. Здесь все ясно.

    Reply to this comment

Написать комментарий