Эхо Москвы Оренбург

Персонально ваш 16.04.18 Андрей Жугин

Апрель 16
16:12 2018

Гость: прокурор Оренбурга Андрей Жугин. Ведущий: Максим Курников.
-закрытие ТК «Три кита»
-реконструкция Набережной
-Обкомовская дача
-ремонт дорог
-приговор С.Макееву
-задержание 30 человек

Давайте перейдем к еще одной довольно горячей теме, это набережная реки Урал. Насколько прокуратура сейчас анализирует то, что там произошло? Насколько это соответствует закону, или пока еще рано об этом говорить?

– 24 декабря были подписаны все так называемые формы КС-2. 53 миллиона из городского бюджета перечислены на счета фирмы «ООО Скиб» депутата Курникова, который осуществлял там ремонт. И сейчас, в принципе, каждый житель в период с декабря по март убедился, что там недостатки. Все-таки я не специалист, я не могу, как Сергей Леонидович говорить такими терминами, но недостатки действительно были: и ржавчина, и какие-то пенопласты… Фирма «Скип» теперь обязана это все устранить за свой счет.

Если она это устраняет, то все в порядке? У прокуратуры не будет претензий?

– Сейчас сотрудники УБЭП УВД области, их специалисты совместно с нашим работником вышли на выездную проверку, посмотреть скрытые работы. То есть проверка у нас и не заканчивался, она продолжается, потому что сумма очень серьезная, и мнение горожан мы тоже обязаны учитывать, и жалобы, которые приходят. И сейчас важно, чтобы ни одна копейка бюджетных денег не ушла, потому что форма КС-2 подписана, с «ООО Скиб» рассчитались за набережную.

– Правильно ли я понимаю, что никаких пока претензий не предъявлено никому? Есть срок гарантии, будут по гарантии это все исполнять, но вместе с этим идут постоянные проверки того, как это выполняется?

– Ну они не постоянные, потому что сейчас сошел снег и уже для специалистов — экспертов стало возможным посмотреть, какие скрытые работы там заложены, что-то выявить. Результаты, я думаю, будут где-то в течение месяца.

– Если вообще говорить об этой территории, которая там находится. Много разговоров, по крайней мере я видел об этом даже репортаж на Орен-ТВ по поводу объектов малого и среднего предпринимательства в виде кафе, которые стоят там буквально рядом с Беловкой, рядом с памятником Чкалову. Городская администрация говорила о том, что надо еще проверить, как они здесь появились, законны они, не законны. Это попадало в поле зрения прокуратуры?

– Я знаю об этой инициативе. Здесь я, конечно, приветствую. У меня, у  органов прокуратуры всегда есть какие-то вопросы к департаменту, но здесь, в общем-то, смысл в этом есть, потому что вот эти два кафе, которые появились у нас очень давно.

– В начале нулевых, наверно.

– Да, право собственности. Но эти кафе никак не вписываются в ту экспозицию или в тот контекст набережной, который мы хотим видеть, абсолютно никак. Здесь, наверное, муниципальная власть должна какие-то меры предпринять. Но у нас жалоб от предпринимателей никаких не было. Я знаю, что с ними встречались, я знаю, что какие-то разговоры ведутся. Но понимаете, это, примерно, то же самое, что сейчас мы начинаем постепенно заниматься гаражами, которые незаконно стоят. Какими-то объектами, которые незаконно построены.

– Что значит незаконно? У них же есть право собственности?

– Я это к тому, что право у муниципалитета есть по этому поводу встречаться с предпринимателями. К какому-то компромиссу приходить, все-таки. Набережная — это центр притяжения. Не так уж много у нас в городе таких центров притяжения.

– Но при этом набережная, в том числе, и центр притяжения новых объектов. Потому что там появился дом многоэтажный, опять же, если мы чуть-чуть в сторону посмотрим, компании «Лист», если я правильно понимаю, 7 или 9 этажный.

– Но вы же помните, я в 13 году, когда был у вас здесь, мы, по-моему, говорили об этом. И тогда Дмитриева, бывший начальник управления охраны культурных объектов, она обращалась в прокуратуру города именно с тем, что по постановлению 6-П это здание не соответствует. И, действительно, мы тогда принимали меры реагирования. Господин Бренев и вашем эфире это говорил.

– Да, он у нас в эфире объяснил, что он какой-то бумаги не получил.

– Да, он не получил, то же самое он по результатам проверки ответил. Мы писали проект иска, но, к сожалению, не был этот иск направлен  правительством области.

– Я знаю, сейчас компания «Статус» обжалует это постановление 6-П, пресловутое. Сейчас они обжаловали мое предостережение о том, что нельзя сносить здание, поскольку оно не выходит за рамки этой охранной зоны, и суд удовлетворил. Мы сейчас смотрим насколько это решение правомерно. Ну, компания «Статус» действительно собственник, она действительно купила на правовых основаниях этот участок земли. И мы проследили же всю цепочку, начиная от решения министра МПР Костюченко и, заканчивая этими действиями. Сейчас назначена опять же оценочная экспертиза, проверка не закончена, она на контроле и прокурора области, поэтому пока о выводах говорить рано.

– Выводы пока не будем делать, просто я хочу понять, чисто юридически, они уже снесли часть здания, частично оно уже разрушено. Из вашей практики, насколько это теперь возможно: поставить это здание на какой-то учет, как хотело министерство культуры, или это теперь невозможно и максимум, что грозит компании «Статус» — это штраф?

– Я не буду предвосхищать события, потому что все идет сейчас в судебном порядке. Если суд не оспорит это постановление 6-П, то они в праве все делать с этим объектом: снести, на его месте возвести. Единственное, какой сейчас будет контроль, и мы на совещании с приглашением  руководителя ООО «Статус» и главы города, говорили, что там не должно быть многоэтажного строительства.

– Что значит многоэтажное, это больше скольки этажей?

– Предыдущий проект, который у них был, это 14-этажки. Но это просто изуродует, наверно, набережную. Все-таки, мы с вами говорим о том объекте, о том центре притяжения, который у нас есть. В Оренбурге не так уж их много. Советскую освободили от троллейбусов, она пешеходная зона. И следующий этап, я знаю, сейчас администрация работает над этим, чтобы сделать ее более такой осязаемой. Ведь набережная будет развиваться, и деньги бюджетные, которые туда идут — это серьезные деньги. Ведь лестница-это только начало, там дальше еще будет очень серьезный проект. Все-таки, хочется, чтобы это все смотрелось в одном контексте и 14-этажки, которые по тому первоначальному проекту, ну это просто будет, наверно, не очень правильно.

– По поводу исторического и архитектурного ансамбля. Вообще насколько часто эта тема в работе прокуратуры, я имею в виду исторический облик города, памятники архитектуры и так далее, или это все-таки вопрос, который иногда возникает, но все-таки периферийный, не основной?

– Он обрел свое звучание именно в этом году. Потому что в прошлом году закончилась программа переселения жилья, в этой программе мы переселили свыше 3000 человек из ветхого аварийного жилья, которое как раз в центре города. И вот, те охранные зоны, которые были наложены — сейчас, вы знаете, администрация города осуществляет программу инвестиций: метр за рубль.

– Но она не очень популярна.

– Она не очень хорошо идет, потому что на эти старые аварийные дома, которые нужно сносить, есть ограничения. Конечно, она не идет. И вот сейчас встает вопрос: насколько законны, насколько правомерны эти ограничения. Я знаю, сейчас администрация готовит некий проект, который должен в течение месяца прийти на экспертизу в прокуратуру.

Вся деловая активность у нас в центре отсутствует, она переместилась в торговые центры.  Ну, центр, это вот эти переулки, аварийные дома и все. И сейчас администрация не может их снести, какими-то лентами их окручивают, там постоянно дети играют, какие-то люди без определенного места жительства, воровство, хищение. Конечно, надо очищать это.

– Сносить?

– Ну, они уже должны идти под снос, людей оттуда расселили, сейчас средств нет, у города нет средств, чтобы их снести, поэтому либо за счет инвестора, который там что-то построит.

– Приходят вопросы, они тоже касаются земельных тем. Вот Михаил спрашивает: «Прокуратура города занимается ли сомнительным приобретением гостиницы «Баку»?» Я понимаю, что практически каждый эфир приходит вопрос, касающийся этой темы. Но просто в двух словах напомните, чем там история закончилась.

– Я считаю, что мы отработали еще в 14 году, когда получили эти деньги из бюджета области, 500 миллионов рублей. Напомню, 250 ушли на детский сад, компании «УралСтрой». Остальные 250 ушли как раз на приобретение этой гостиницы «Баку» у банка «Русь». При том, что мы сделали исследование, что гостиница никаким критериям не соответствовала ни по пожарной безопасности, ни по другим критериям поликлиники. Необходимо было вкладывать порядка 100 миллионов рублей для того, чтобы привести ее в какой-то надлежащий вид. Естественно, мы инициировали уголовное преследование, нам было отказано в следственном комитете, но материал до сих пор там, поэтому считаю, что именно с точки зрения выявления, как нам УПК предписывает, мы сделали все от нас зависящее.

– Улица Пролетарская, проезд Нижний, вот эта часть города. Насколько я помню, прокуратура отреагировала на заявление жителей, что в итоге?

– В итоге, мы инициировали уголовное преследование по факту неправомерных действий сотрудников, должностных лиц администрации города, а именно департамента. И, буквально сегодня, я подписал отмену постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Потому что мы не согласны с решением следственного комитета, что ущерб там никому не причинен и действия были правомерными. Мы все-таки считаем, что публичные слушания перед продажей вот этой земли «Сатурну» обязаны были проходить. Потом уже «Ликос», конечно, он добросовестный приобретатель. Но то, как первоначально все происходило, мы считаем, что там были нарушения закона.

– Кстати, я вот тут себя поймал на мысли, что я очень радуюсь, когда задаю вопросы такого характера о земле. Потому что раз эта земля кому-то нужна, значит, кто-то хочет на ней строить, значит, есть какой-то экономический рост в городе. Но иногда, насколько я понимаю, не все успевают за теми темпами строительства, которые есть и за теми темпами даже строительства социальных объектов. Речь идет о школах, которые свежепостроенные, там еще родители были обеспокоены, что могут даже закрыть эти школы, потому что лицензия им не выдается. Что прокуратура, как-то разбиралась в этом вопросе или нет, что грозит этим школам?

– Ни о каком приостановлении, естественно, речи быть не может. Во-первых, там нет 11 класса, во-вторых, мы понимаем, что это все-таки социальный объект. Внесено уже представление о принуждении администрации сделать все необходимые действия для получения лицензии. Я знаю, что сейчас уже администрация города вплотную этим занимается и работа с жителями близлежащих домов там проводится. Там просто дело в непонимании людей, которые говорят о том, что им придется платить за придомовую территорию, куда уходит школа. Там надо просто объяснять, работать с людьми.

– Но, тем не менее, как-то была построена школа на земле, которая не была правильным образом отведена для этого или что?

– Да, естественно, они не получили лицензию, потому что и пожарная безопасность там не была проверена, а она необходима для получения лицензии, и не поставлена на кадастровый учет. То есть вот эти необходимые действия не были проведены, поэтому и отсутствовала лицензия.

– Раз уж мы упомянули уже дело Макеева, он приговорен в итоге к штрафу чуть больше 100 тысяч рублей, 120 тысяч рублей. Прокуратура удовлетворена этим приговором?

– Безусловно, мы неудовлетворенны, но в этом и состязательность процесса. В пятницу я подписал апелляционное обжалование, мы обжаловали этот приговор за мягкостью. Посмотрим, что скажет вторая инстанция.

– Вы считаете, что слишком мягкий приговор. А что вы просили, какое наказание?

– Я просил 2 года лишения свободы.

– То есть реальный срок?

– Реальный срок, да.

– Насколько это объективно необходимая мера в такой ситуации, потому что все стороны уже разобрались, уже даже все заехали в эти квартиры, администрация признала свои ошибки, исправила их. Для чего в этой ситуации по экономическому или по какому-то там преступлению…

– Давайте оставим приговор все-таки для судебных органов. Что касается нашей позиции, то это первое дело вообще по программе переселения в рамках Российской Федерации именно с чиновником такого уровня. И поэтому мы считаем, что он сделал не все для того, чтобы программа была на тот момент исполнена. Мы свою позицию выразили в суде.

– Еще одна тема, о которой сейчас будут много говорить, потому что весна, ремонт дорог снова. Вы указываете городской администрации на то, что они не делают должного анализа по состоянию дорог, который должны делать каждый год. В чем там причина?

– Каждый год сотрудники ГИБДД города дают мне огромную справку по всем дорогам города, где необходим ямочный ремонт, после чего я вношу представление главе города. В этом году 3 миллиона будет потрачено на ямочный ремонт и порядка 300 на ремонт дорог. Надо следить, во-первых, за техническим состоянием дорог, чтобы это не было неожиданностью, во-вторых, касаясь тех фирм, которые у нас 3 год уже выигрывают — это ООО «Благоустроитель» и  ООО «Орьтехцентр», ну в этом году еще ООО «СтройМац». Мы направили в органы УФАС, посмотреть есть ли там нарушение закона, почему только эти фирмы выигрывают, что там происходит. Суммы-то немаленькие. В прошлом году была очень приличная сумма, в этом году 300 миллионов. Поэтому тема дорог для нас всегда актуальна.

– Я это как раз хотел сказать, каждый год вы так или иначе городу указываете на какие-то недостатки, связанные с состоянием дорог. Но вы видите какое-то развитие ситуации? Видите ли вы какой-то прогресс или какая-то стагнация или, наоборот, регресс?

– Я вижу инициативу администрации в том, что они заходили на программы, этого раньше не было. Вы вспомните, допустим, 14 или 15 год, когда на дороги давали порядка 20 миллионов рублей. По сравнению с тем, что мы получили в рамках программы федеральной, по-моему, это было около 900 миллионов рублей на агломерацию всю города Оренбурга и 300 миллионов сейчас. Конечно, это прогресс, надо отдать должное администрации, которая в этом направлении работает. Вы посмотрите, все светофоры заменены на новые, это тоже деятельность администрации в рамках программы. Деньги это федеральные, это очевидно, что деньги в город заходят. Но расходование денег, гарантийные обязательства фирм, которые осуществляют ремонт этих дорог, конечно, здесь вопрос есть.

– Ну, опять же, закрывая вопрос, что за паспорта должны быть у этих дорог?

– Это техническое состояние дорог, чтобы сразу было видно, сколько потрачено, как мы можем видеть, если одна и та же улица, та же Шевченко, та же Родимцева, та же 9 января, они из года в год ремонтируются. Если будет технический паспорт, то мы увидим: какая фирма туда заходила, сколько было потрачено на тот же ямочный ремонт, с кого надо спрашивать, с какой фирмы.

– Администрация города обязана такой паспорт иметь?

– Конечно.

– Сейчас она имеет его?

– Сейчас обследования технического не проводится, поэтому мы и вышли с такого рода иском, это помощь для администрации, это необходимость.

– Приходят смс, и тут есть несколько вопросов, которые любят вам задавать председатели Городского Совета, например: а что с борьбой с пивными?

– В четверг я буду проводить межведомственное совещание, а этому предшествовала большая проверка прокуроров районов. Вы знаете, ну штат прокуратуры города со всеми районами порядка 70 человек. И задачи, приоритеты у нас огромные, вы это знаете. Вот тот законопроект, вернее то постановление правительства, постановление губернатора, которое мы в виде законотворческой инициативы приняли в этом году, не только прокуроры должны исполнять, выходя с исками о закрытии пивных. Наверно, должна работать еще и администрация, которая исполняет. Пока отдачи мы не видим.

– А администрация что должна делать?

– По крайней мере, мы сейчас наладили взаимодействие с полицией, которая привлекает этих нерадивых собственников, которые работают в режиме вот этих закусочных и торгуют алкоголем. Два или три административных правонарушения, затем информация в администрацию и иски. Они ссылаются, что у них тоже людей мало. Но, в общем-то, если мы не будем над этим работать, тогда зачем мы принимали этот проект, этот закон, этот нормативный акт.

– Еще одна тема, которую вы поднимали с депутатами, по крайней мере, говорили об этом, о деле Пивоварова, если я правильно помню фамилию этого предпринимателя. Речь шла об обналичивании денег в большом объеме, так, что эта тема вышла даже на федеральный уровень. А как-то прокуратура города с этой темой работает сегодня или нет?

– Ну, мы не осуществляем процессуальный надзор, но эта тема, безусловно, дала толчок для проведения проверок, которые осуществляются, в том числе, и прокуратурой города. Вот сейчас у нас совместно с другими правоохранительными органами проводятся проверки фирм, которые зарегистрированы в квартирах, и через которые за 17 год, я могу сказать, прошло по одной 500 миллионов рублей, а по другой 850 миллионов рублей. То есть это явно деньги, которые были обналичены. Сейчас такие проверки проводятся. И это дело дало толчок, то есть мы уже знаем алгоритм, знаем, как это расследовать, как проводить такие проверки.

– И еще одна тема, о которой довольно много говорили в новостях, но которая как-то раз и ушла куда-то, даже, по-моему,   федеральные средства массовой информации с небольшой задержкой начали об этом сообщать. Было такое задержание массовое в одном из кафе в Степном. Потом, соответственно, суд по мере пресечения выяснил, что в итоге всех отпустили, там только два человека были под домашним арестом. Прокуратура, в общем, как раз и выступала в суде тоже по этому поводу. Что это за дело,  в связи с чем оно произошло, что удалось сейчас выяснить, что этим людям будет вменяться?

– Прокуратура является координатором в борьбе с преступностью в городе Оренбурге и вот это как раз идет в контексте всех вот этих мероприятий. Не случайно мы забрали под свой надзор эти два дела о незаконном хранении боевого огнестрельного оружия. Возбуждены дела и люди помещены под домашний арест, все-таки это преступление средней тяжести и ходатайствовать о заключении под стражу там было, наверно, не совсем правомерно. Но тем не менее, борьба с оргпреступностью — это одно из приоритетных направлений, поэтому здесь все это на контроле, и неслучайно сейчас активизация каких-то лидеров уголовно-преступной среды, какие-то вот такие задержания.

– У меня несколько уточняющих вопросов. Вот смотрите, вы так уверенно говорите об оргпреступности, а что эти 30 человек, на ваш взгляд, как-то неслучайно оказались в кафе, все вместе или что?

– Я не готов сейчас…

Хорошо, тогда я по-другому спрошу, когда мы говорим об обороте оружия. Ну вот один, грубо говоря, пистолет какой-то и какой-то арсенал целый. И все и то и другое можно так назвать? Или я не прав?

– Максим, у нас очень серьезная работа идет сейчас в этой сфере, начиная от исполнения все-таки, наконец, через два года, решения суда центрального района о сносе незаконной постройки, на которой ваш корреспондент, по-моему, был. У одного из людей, который был приговорен к мерам медицинского характера, начиная с того, как ему выдавалось водительское удостоверение — мы вот сейчас внесли представление глав.врачу психиатрической больницы – и заканчивая всеми этими событиями.

– То есть они связаны как-то?

– Я не скажу, что они связаны. Я скажу, что реализация работы прокуратуры города заключается в полномочиях, в том числе, и по координации всех правоохранителей в борьбе с организованной преступностью. Просто преступностью на территории города. И поэтому те моменты, которые вы сейчас видите, которые выходят в паблик, они, конечно, не вызывают у нас какого-то положительного эффекта. Это работа, она внутренняя, она постоянная. Неслучайно в этом году освобождаются некоторые лидеры уголовно-преступной среды. И поэтому полиция сейчас работает в этом отношении.

– Спрашивают вас, как часто родители жалуются на поборы в школах, впереди выпускные, ну, в общем, со всеми вытекающими.

– По поборам в школах областная прокуратура совместно с министерством образования, я считаю, поставила точку, распространив буклеты по всем школам, в том числе в городских.

– То есть жалоб на это не поступало?

– Была проведена большая проверка, были проверены практически все школы, то есть те деньги, которые проходят через родительский комитет, где родители знают, куда они уходят, где есть какие-то документы, свидетельствующие о том, что куплено, там вопросов нет никаких. Когда деньги переходят наличным куда-то в карман и на эти деньги потом что-то делается и непонятно в каком объеме, тогда, конечно, это нарушение закона. И сейчас, насколько мне известно, результаты будут подведены 25 апреля, но два нарушения по двум оренбургским школам уже вызывают вопросы у прокуроров вплоть до инициирования уголовного преследования. Поэтому все должно проходить официально, через счета. И, кстати, во время этой проверки мы через налоговую инспекцию смотрели движение по счетам именно родительских комитетов, куда уходят деньги.

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий