Эхо Москвы Оренбург

Слушать прямой эфир

Проект «Один Высоцкий»: Казания и Музулук

Проект «Один Высоцкий»: Казания и Музулук
Июнь 28
23:35 2020

Журналист Антон Орехъ на сайте «Эха Москвы»


Полный звук Главы №180: СЛУШАТЬ

Владимир Высоцкий родился в Москве и хотя объехал, кажется, весь бывший Союз и побывал на всех континентах, кроме Антарктиды и Австралии, из Москвы надолго уезжал всего дважды в жизни.
Оба раза в детстве. С января 1947 по осень 1949 года он был с отцом в Германии. А еще раньше, с лета 1941 до лета 1943-го, маленький Володя был с мамой, Ниной Максимовной, в эвакуации в селе Воронцовка, что недалеко от Бузулука.

Перед эвакуацией. Москва, июль 1941 года

Именно об этой, нечасто вспоминаемой бузулукской странице биографии Владимира Семеновича, мы сегодня и поговорим.

Владимир Высоцкий незадолго до начала войны пошел в детский сад, который располагался рядом с фабрикой «Свобода».

Володя с мамой Ниной Максимовной на 1-й Мещанской, 126 между флигелями своего дома и стеной бывшей конюшни. Москва, январь 1940 года

Отец, Семён Владимирович, еще с марта 1941-го был в армии.
Нина Максимовна трудилась в бюро транскрипции при Главном управлении геодезии и картографии МВД СССР, откуда уволилась 21 июля.

«На 38 комнаток всего одна уборная…» Среди соседей по коммунальной квартире: в первом ряду: М.Яковлев, В.Высоцкий, Н.Усачёва, во втором ряду: С.Равинская, В.Азлецкая, Р.Сидорова, Т.Сидорова, в третьем ряду: С.Жбанкова, Н.Гордюшин. Москва, 1-я Мещанская улица, осень 1938 года

Как раз в ночь с 21 на 22 июля 1941 года был первый налет немецкой авиации на Москву.

Нина Максимовна вспоминала, как в те дни они не раз спускались в бомбоубежище, а маленький Володя уже тогда басовитым голосом оповещал: «Грррраждане! Воздушная тревога!». А после бомбежки сообщал: «Отбой! Пошли домой!»

Баллада о детстве: слушать

«Дом на Первой Мещанской в конце…» Москва, 1-я Мещанская улица, дом 126 (сохранился частично, на его месте дом 76 по Проспекту Мира). Фото 1925 года

Массированные налеты продолжались каждую ночь.

Уже во время второго налета серьезно пострадал вестибюль станции «Арбатская», бомбы также пробили тоннель на перегоне от «Арбатской» до «Смоленской» – примерно там, где сейчас располагается редакция «Эха Москвы». Из столицы началась эвакуация населения.

Сохранившаяся часть дома по 1-й Мещанской, 126 во дворе дома 76 по Проспекту Мира, 1986 год. Фото Ю.Тёмкиной

«Песня о начале войны», Ленинград, клуб «Восток», 3 октября 1967 года:

Песня о начале войны: слушать

3279023
Ленинград, ДК пищевиков, клуб «Восток», 3 октября 1967 года. Фото Галины Дроздецкой

Дед Володи, тоже Владимир Семёнович, работал на заводе «Новый мыловар», и у них с фабрикой «Свобода» появилась возможность вывезти семьи сотрудников с детьми из Москвы.

Известна фотография трехлетнего Володи, сделанная прямо перед началом войны, где он с длинными вьющимися волосами сидит на стульчике. Это фото забрал у фотографа именно дедушка, когда Володя с Ниной Максимовной уже уехали из города: слушать

Это фрагмент интервью журналиста Игоря Волгина с Ниной Максимовной Высоцкой, записанного в сентябре 1997 года в Бузулуке, на местной телестудии «СТВ Бузулук».

Это интервью практически неизвестно широкой публике. И в этой Главе вы услышите фрагменты из него, касающиеся тех двух лет, которые Нина Максимовна провела с Володей в эвакуации.

Нина Максимовна Высоцкая. Воронцовка, 1997 год. Фото Владимира Горячка

Вообще, надо заметить, что первоначально эвакуированных хотели отправить в Казань, но что-то планировать наверняка в тот момент было невозможно.

Поэтому собирались в Казань, а приехали в итоге в Бузулук. Или как сказал маленький Володя, ехали «в Казанию», а попали «в какой-то Музулук»слушать

Но что характерно, когда 17-летний Высоцкий писал свою автобиографию, то в ней упомянул, что был эвакуирован вместе с матерью в город Бузулук, Казанской области. Вот так «Музулук» все-таки совместился с «Казанией».

Бузулук, основанный как крепость в 1736 году, стал городом уже при императрице Екатерине Второй, а в 1941-м – это крупный районный центр Оренбургской области, которая тогда называлась Чкаловской.
Как и сам Оренбург был в то время городом Чкалов – хотя легендарный летчик никогда в Оренбурге не бывал! Зато с начала 20-х годов и до начала 90-х в городе базировалось Высшее военное авиационное училище, где преподавал до войны брат Нины Максимовны, Сергей Серёгин. Его судьба чуть позже еще переплетется в нашем рассказе с судьбой сестры самым удивительным образом.

Сергей Серёгин

Бузулук, между прочим, и довольно известное литературное место.
В тех краях были имения Аксакова и Державина. Жуковский, Лев Толстой, Есенин, составитель знаменитого толкового словаря Владимир Даль – все они бывали в этих местах. Пушкин проезжал Бузулук во время своего оренбургского путешествия, в котором собирал материал для «Истории Пугачевского бунта». Наконец в тех краях разворачивается действие есенинской поэмы «Пугачев» с мощнейшим монологом Хлопуши – одной из театральных вершин Владимира Высоцкого.

Монолог Хлопуши: слушать

Кто ты? Кто? Мы не знаем тебя!
Что тебе нужно в нашем лагере?
Отчего глаза твои,
Как два цепных кобеля,
Беспокойно ворочаются в солёной влаге?
Что пришёл ты ему сообщить?
Злое ль, доброе ль светится из пасти вспурга?
Прорубились ли в Азию бунтовщики?
Иль как зайцы, бегут от Оренбурга?

В оренбургском крае служил, но фактически был в ссылке и Тарас Шевченко. А ротным командиром у Шевченко был Владимир Петрович Воронцов. Именно помещику Воронцову и принадлежала когда-то Воронцовка, куда прибыл с матерью в эвакуацию трехлетний Володя Высоцкий.

Здесь необходимо еще одно историческое уточнение.

Места эти всегда были плодородными, богатыми, но после революции стараниями большевиков они стали эпицентром страшного голода. Голодающие Поволжья – это как раз про жителей Оренбургской области и Бузулукского района.

Самые жуткие, хрестоматийные кадры той трагедии сделаны именно здесь.

Не успела эта земля до конца оправиться от тех событий, как началась война. И сюда повезли эшелонами женщин и детей из Москвы, Минска, Кишинева, Смоленска, Тульской области, с Украины. Воронцовка приняла 45 человек.

Аркадий Высоцкий записывает интервью Нины Максимовны на фоне руин спиртзавода в Воронцовке, 1997 год. Фото Владимира Горячка

Спустя более чем полвека Нина Максимовна приехала в Воронцовку с внуком Аркадием и сравнила, какой была Воронцовка в 1941-м и какой она увидела ее в конце 20-го столетия: слушать

К сожалению, тот приезд в Бузулук и Воронцовку так и остался последним для Нины Максимовны.

А упомянутый ею краевед Владимир Горячок действительно собрал уникальный материал о жизни Высоцких в эвакуации и вообще о том, как пережили тяжелейшее военное время в Оренбуржье.

Нина Максимовна и Владимир Горячок. Воронцовка, 1997 год

Эвакуированных распределяли по семьям.

А маленьких детей определили в детский сад, под который переделали местный клуб. Кровати ставили даже на сцену. Так что на сцене Владимир Семенович, можно сказать, впервые оказался именно в Воронцовке в возрасте трех с половиной лет. Местная легенда гласит, что там же он первый раз попробовал и играть на гитаре. Но никаких реальных подтверждений этому, разумеется, не существует, да и какая могла быть игра на инструменте в том возрасте? Разве что в руках гитару мальчуган подержать мог – но и это было бы символично.

Маму Володя видел раз в неделю, когда она могла забрать его ненадолго к себе.

Нина Максимовна вспоминала, что Вовочка стоял у окошка и смотрел на дорогу, а когда мама появлялась на горизонте кричал: «Мамочка! Моя мамочка идет!». До самых последних дней своей жизни Владимир Семенович только так и называл Нину Максимовну – мамочка.

Однажды Володя спросил у матери: «Мамочка, а что такое счастье?». Как ребенку объяснишь про счастье? Нина Максимовна ответила, что счастье – это когда всё хорошо, когда человек доволен, когда он радуется. «Мамочка, у нас сегодня было счастье! Манная каша без комков!». Детские впечатления могут быть неосознанными, но они очень цепкие: яркие события самых юных лет – тем более таких тяжелых – откладываются в подсознании. В Воронцовке посреди села стоял репродуктор, и люди слушали сводки «Совинформбюро» и военные песни, которым все подпевали: звучали «Катюша», «Дан приказ ему на Запад» и другие песни, которые тогда знали все.

Одно время Нина Максимовна жила в доме Арины Ксенофонтовой, у которой был сын, Миша Бирюлин.

Ему было тогда 12 лет.

Михаил Бирюлин и Нина Максимовна Высоцкая. Фото Владимира Горячка

Годы спустя Михаил вспоминал, что те песни «нам дух поднимали».
А особенно в душу запала «Священная война». Пройдут годы, и Владимир Высоцкий будет заполнять анкету, придуманную молодым товарищем по Театру на Таганке Анатолием Меньщиковым. Одним из вопросов той анкеты будет вопрос о любимой песне. Мы рассказывали вам об этом в 47-й Главе нашего цикла: слушать

Пока Володя был в детском саду и жил там с остальными ребятами, Нина Максимовна работала на спиртзаводе №2 имени Чапаева.

Приказ №6 по спиртзаводу им. Чапаева от 15/I-1942 (из фонда филиала Государственного архива Оренбургской области в Бузулуке)

Как вспоминала она еще в разговоре с Эльдаром Рязановым для фильма «Четыре встречи с Владимиром Высоцким», «многие, кто пошустрее, устраивались воспитателями в детском саду, нянечками, поварами, а я как-то растерялась в этой жизни и пошла работать на завод».

Если бы Воронцовка была городом, то спиртзавод назвали бы градообразующим предприятием.

Практически безотходное производство давало работу и кормило всю округу, а спирт в военное время был стратегическим сырьем, применявшимся в самых разных отраслях.

Спиртзавод в Воронцовке, 1997 год. Фото Владимира Горячка

За два года Нина Высоцкая сменила несколько специальностей – была сперва приемщицей, потом лаборантом и контролером.

Работа монотонная и очень тяжелая, потому что приходилось проводить на ногах по 12 часов в день, иногда и вовсе без выходных. «Во какая у тебя работа – даже стульчиков нет», – говорил Володя, видя, что у мамы нет даже рабочего стола и стульев, а стоят обыкновенные пни!

Аркадий Высоцкий и Нина Максимовна у «весовой» спиртзавода, где она работала. Воронцовка, 1997 год. Фото Владимира Горячка

Зимы в тех местах часто бывают холодными, а военные зимы были каким-то особенно лютыми.

А из Москвы Нина Максимовна приехала в простых туфлях и легком пальто.

Дом Крашенинниковых, в котором жили Высоцкие (перевезен из Воронцовки в Бузулук)

Но местные жители старались, как могли, помочь эвакуированным, и у Нины Максимовны остались самые теплые воспоминания обо всех воронцовцах и о семьях, в чьих домах они жили – Кондратьевых, Жаровых, Ксенофонтовых, Крашенинниковых: слушать

А в упомянутой беседе с Эльдаром Рязановым, Нина Максимовна вспоминала и детский сад, где Володе приходилось проводить без нее большую часть времени и где, тем не менее, делали всё, чтобы дети чувствовали себя по-домашнему, тепло: слушать

К сожалению, до наших дней в Воронцовке не осталось почти никаких материальных следов пребывания Владимира Высоцкого.

Памятная доска в Воронцовке (установлена 25 января 2018 года)

Но сохранились некоторые памятные предметы.

Михаил Бирюлин передал, например, в дар московскому Музею Высоцкого старинный самовар, который стоял в их доме и вокруг которого за чаепитием собирались они все.

Михаил Бирюлин с супругой и «тот самый самовар». Фото Владимира Горячка

Самовар, кстати, оказался еще 19 века с гербом Нижегородской ярмарки и медалями, полученными тульской самоварной фабрикой Баташева в Бельгии, Франции и России.

Михаил Бирюлин и Нина Высоцкая. Воронцовка, 1997 год. Фото Владимира Горячка

В Воронцовке хранят стул, стоя на котором, Володя Высоцкий читал стихи – как было принято в то время: маленькие дети стоят на стуле или табуретке и читают стихи перед взрослыми по какому-нибудь праздничному или просто торжественному случаю.

«Табурет Высоцкого» из экспозиции в Воронцовке

А изба Крашенинниковых была разобрана по бревнышку, перевезена в Бузулук и стала домом №27-а по улице Партизанской.

Дом Крашенинниковых, перевезённый из Воронцовки в Бузулук на улицу Партизанская. Фото Владимира Горячка

А в 1989 году на карте города появилась улица Высоцкого.

Улица Высоцкого

Правда, переименовали не Партизанскую, а параллельную ей Западную.

Улица Высоцкого

Мы говорили о том, что работа на спиртзаводе была для Нины Максимовны очень тяжелой.

Но приходилось работать не только там. Тружеников, а это были почти исключительно женщины, отправляли и на заготовку сырья, а в феврале 1943 отправили фактически на лесоповал, потому что дров не хватало. Так Нина Максимовна еще и на заготовке дров успела поработать.

Осложнялось дело очень сложными отношениями с директором завода Николаем Будзареком. Человеком злобным, чёрствым, склочным, жестоким самодуром, не брезговавшим рукоприкладством.

И вот здесь мы должны снова вспомнить брата Нины Максимовны – Сергея Максимовича Серёгина. Он, как и сотни тысяч советских людей, стал жертвой репрессий конца 30-х.

Сергей Серёгин

Серёгин оказался в киевской Лукояновской тюрьме, где подвергся пыткам и издевательствам.

А начальником той тюрьмы был никто иной, как Николай Будзарек! Нина Максимовна знала об этом и всякий раз думала, что вот этот человек мог издеваться над ее братом! Но никогда с Будзареком про это не говорила, хотя стычки у них были постоянно. Так что в семье Высоцких были и фронтовики, и репрессированные. Дядю Сергея, к счастью, выпустили еще до войны, когда по распоряжению Сталина репрессии временно ослабили. Серёгин уехал в Ульяновск, где в войну работал на авиационном заводе и жил в Ульяновске до самой смерти в 1964 году, так и не дождавшись реабилитации. Реабилитировали его в 1967-м.

А во время эвакуации Нина Максимовна ничего о судьбе брата не знала. Зато уже было известно, что в первые дни войны в Литве погиб другой дядя Высоцкого – тоже брат Нины Максимовны, Владимир Серёгин. Умерла от туберкулёза и ее сестра Надежда Максимовна. Поэтому неспроста Владимир Высоцкий говорил на своих концертах такие слова: слушать

«Никогда не обходится ни одно моё выступление без военных песен. Самые первые вещи военные были написаны для картины «Я родом из детства». И с тех пор всё равно возвращаюсь обязательно – не только по заказу для какой-нибудь картины, а и для себя. Я очень много пишу песен, в которых речь идёт о людях из тех времён, либо о событиях. Но прошу вас не обманываться насчёт этих песен, потому что это не песни-ретроспекции, – я не могу ничего вспоминать того, что я не видел, – это, конечно, песни-ассоциации. Написаны они человеком, живущим теперь, для людей, большинство из которых этого не прошли или уже у которых это в прошлом, далёком-далёком прошлом. Но всё равно – война всех коснулась… У меня в семье есть и погибшие, и большие потери… Как, я убеждён, у каждого из сидящих в этом зале. Поэтому об этом нельзя забывать».

Удивительным образом о своей жизни в эвакуации с матерью публично Владимир Семенович не вспоминал, и в песнях про эту страницу своей жизни не пел.

На что обращала внимание и Нина Максимовна: слушать

Тем не менее, один эпизод из жизни Высоцкого в Воронцовке, рассказанный им самим, до нас точно дошел.

Мы находим его в книге Марины Влади «Владимир, или Прерванный полет»: слушать

«Другое твое детское воспоминание более забавно. Когда немцы подошли к Москве, вас с матерью отправили в тыл. Вы жили в большом поселке, где из свеклы гнали спирт на горючее для танков и самолетов. Свекольным жмыхом кормили скот. И однажды работница повернула не ту ручку и не заметила, как спирт вылился в корм для животных. Те поели и опьянели и учинили на улицах поселка настоящую вакханалию: коровы гонялись друг за другом и бодались, лошади ржали и перепрыгивали через изгороди в сады, свиньи катались по земле, а куры, утки и гуси пытались взлететь. Женщины и дети бегали по всему поселку, тщетно пытаясь успокоить расходившуюся скотину. А потом животные стали засыпать. И вскоре весь поселок превратился в сонное царство… Там и сям фыркали во сне коровы и лошади, да тихонько покудахтывали куры.»

Уже упоминавшийся Михаил Бирюлин говорил, что подобные эпизоды были не такой уж редкостью.

Только объяснялось «коровье опьянение» не ошибкой работниц, а тем, что трубы на спиртзаводе периодически засорялись при перегонке, их прочищали под давлением, и литров 30-40 спирта действительно выплескивалось в корм скотине. Зато надои в такие дни подскакивали чуть ли не до трех ведер молока!

Аркадий Высоцкий, Нина Максимовна и Михаил Бирюлин. Воронцовка, 1997 год. Фото Владимира Горячка

Вспоминал Бирюлин, конечно, и про Высоцкого: например, несмотря на то, что Володя маленький был – но уже крепыш.

«Компанейский общительный, около нас вьется, норовит, чтоб и его заметили. То одному подножку даст, то другого буцкнет. Спуску не дает, если и его заденут».

Однажды Володя Высоцкий увязался за старшими ребятами и упал в холодную воду около моста на речке Танеевке. Деревенские ребята испугались, что матери теперь всыпят им за то, что не углядели за ребенком. Однако Володя не стал ничего рассказывать взрослым, и деревенская компания его зауважала.

Проект несостоявшегося памятника Владимиру Высоцкому в Бузулуке (скульптор Александр Тухманов)

К сожалению, осталось очень мало сведений о ребятах, которые тоже оказались в эвакуации вместе с семьей Высоцких в Воронцовке.
Помимо Владимира Высоцкого, относительной известности добилась еще Марина Лукина, танцевавшая в Большом театре. От других остались только имена из неполного списка детей, размещенных в детском саду в Воронцовке.

В Москву Нина Максимовна вернулась с Володей в начале августа 1943 года. Отец, Семён Владимирович, был тогда уже адъютантом наркома связи маршала Пересыпкина и смог вызвать семью обратно в столицу. Обратная дорога тоже была длинной и тяжелой: слушать

В первую же ночь в Москве Нина Максимовна и Володя проснулись от страшного грохота и подумали, что это снова бомбежка. Но это был салют. Первый салют Великой Отечественной войны в ночь с 5 на 6 августа в честь освобождения Белгорода и Орла.

Я благодарю за помощь в подготовке этой программы Владимира Горячка, Сергея Колычева, Максима Курникова и наших друзей из Творческого объединения «Ракурс» Александра Ковановского, Игоря Рахманова, Александра Петракова, Олега Васина, Сергея Алексеева, Валерия и Владимира Басиных.

Фрагмент из книги Марины Влади читала Татьяна Васина.

Вид на здание барского дома в Воронцовке в 1997 году. Фото Владимира Горячка

В наши дни в Воронцовке, как уже было сказано, о Высоцком напоминает немногое.

Разрушен бывший спиртзавод, не сохранилось здание клуба, в котором был детский сад.

Нина Максимовна на развалинах спиртзавода им. Чапаева. Воронцовка, 1997 год. Фото Владимира Горячка

Бывший господский дом, в котором до войны был санаторий, теперь стоит в руинах.

Господский дом в Воронцовке

Но есть в Воронцовке новое здание клуба, вполне современное.

Сельский клуб им. Высоцкого в Воронцовке (открыт 25 января 2018 года). Фото Сергея Колычева

А в клубе создана постоянно действующая экспозиция, посвященная Владимиру Высоцкому.

Одним из экспонатов этого небольшого музея стал экземпляр первого тиража нашего издания «Один Высоцкий».

Экспозиция, посвященная Владимиру Высоцкому, в клубе в Воронцовке

Ну, а вместо эпилога – еще одна любопытная история.
Недалеко от Воронцовки на свет появился еще один известный человек – космонавт Юрий Романенко. В 1978 году их с Георгием Гречко экипаж провел на орбите рекордные на тот момент 96 суток. По воспоминаниям космонавтов, им гораздо проще было справляться со всеми сложностями экспедиции, потому что с ними была кассета с записями Владимира Высоцкого. «Братские могилы», «Песня о Земле», «Мы вращаем Землю» – эти и другие песни Владимира Семеновича звучали в сотнях километров над нашей планетой. Такая космическая концовка получилась у этой истории, которая началась еще летом 1941 года.

Нина Максимовна: «Вот здесь я покажу очень интересную вещь – это обложка от кассеты, которую космонавты брали с собой в космос. Здесь есть «Погашено Байконур» 78 года, 16 марта 78-го года. Здесь Володиной рукой написана песня, которую они с собой брали».
Эльдар Рязанов: «Братские могилы», «Песня о Земле», «Мы вращаем землю» – понятно. Здесь все те песни, которые были записаны на этой кассете».
Нина Максимовна: Да.
Эльдар Рязанов: Так.
Нина Максимовна: И значит вот печать Байконура.
Эльдар Рязанов: Это действительно очень такая реликвия ценная.

Песня о Земле: слушать

Нина Высоцкая на улице Высоцкого в Бузулуке, 1997 год. Фото Владимира Горячка

При подготовке программы использованы:
– фотографии из архивов Сергея Алексеева, Олега Васина, Александра Петракова и Творческого объединения «Ракурс»;
– фонограммы из архивов Александра Петракова, Валерия и Владимира Басиных;
– Владимир Горячок. «Родом из детства»;
– Сергей Колычев. «Высоцкий в Воронцовке».

Бонус

Аисты (с оркестром п/у Б.Фёдорова): слушать (Минск, Дом радио, ноябрь 1969 года)
Баллада о детстве: слушать (Подольск, 1976 год)

Подольск, Центральное конструкторское бюро нефтеаппаратуры, 25 декабря 1976 года. Фото Александра Чебышева

«Я вам пишу, мои корреспонденты…»

Дорогие друзья и уважаемые товарищи!
Участники и спонсоры проекта «Один Высоцкий. Сто глав. Переиздание»!

Антон Орехъ

Процесс не просто пошел – до многих из вас он уже даже дошел! Десятки комплектов отправлены заказчикам, и нам было очень приятно получить первые отзывы от вас, тем более что отзывы эти были добрыми.

Антон Орехъ

При этом мы сложа руки не сидим и на прошлой неделе в офисе «Планеты.ру» устроили своеобразную автограф-сессию – ведь около двухсот из вас не просто приобрели наше издание, а с дарственными надписями и авторскими подписями. Подписать двести книг, ничего и никого не перепутав и разложив всё по правильным коробкам – не так быстро и не так просто. Тем не менее, наша бригада уложилась в один рабочий день и эту часть своих обязательств – очень для нас приятную – тоже выполнила целиком.

Олег Васин и Александр Ковановский

Что теперь? Рассылка продолжается, но пункт самовывоза «Планеты.ру» открывается только с 7 июля. Однако наши партнеры сообщили, что с учетом эпидемиологической обстановки, которая продолжает оставаться непростой (или по каким-то иным причинам), кто-то, быть может, захочет вместо самовывоза заказать доставку – это возможно!

Что касается сроков доставки, то, к сожалению, тем, кто еще не получил заказы, придется немного потерпеть. Очень быстрым этот процесс не будет. У «Планеты» за недели простоя скопились обязательства не только по нашему проекту. К тому же почтовые службы до сих пор работают не так оперативно, как всем нам хотелось бы – особенно это касается отправлений за границу.

И еще один важный момент. Скорость доставки зависит еще и от скорости вашей реакции. Проверяйте почаще электронную почту (иногда письма попадают и в спам), читайте внимательнее смс-ки. Иной раз сообщения с «Планеты» остаются безответными, увы, на протяжении целых недель и даже месяцев. Так что внимательность и терпение становятся нашими союзниками!

Еще раз спасибо всем вам за поддержку!

Антон Орехъ и Творческое объединение «Ракурс»

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий