Эхо Москвы Оренбург

Алексей Пахомов: Дистант не нравится никому в системе образования

Алексей Пахомов: Дистант не нравится никому в системе образования
Ноябрь 20
20:00 2020

Расшифровка программы «Персонально ваш» от 17 ноября 2020 года

Гость: министр образования Оренбургской области Алексей Пахомов

Ведущая: Дарья Беликова


ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО СОБИРАТЬ ПОДПИСИ ЗА ОТМЕНУ ЗИМЫ

Дарья Беликова:

— Начнем с самого актуального. Если бы я сейчас дала вам какую-нибудь бумагу подписать за отмену дистанционки, вы бы поставили там подпись свою, как это делают некоторые родители?

Алексей Пахомов:

— К счастью, это делают немногие родители. Почему к счастью? Потому что сейчас это то же самое, что собирать подписи за отмену зимы. Вопрос не в том, и причина временного перехода на дистанционное обучение, что это кому-то нравится или кто-то это считает лучше, чем обучение очное. Вопрос в том, что, когда необходимо принять все возможные меры для того, чтобы ограничить распространение COVID. В этой ситуации есть понимание со стороны Роспотребнадзора, со стороны медиков. Мы видим опыт по другим субъектам федерации, что эта мера работает, когда перевод детей на дистанционку позволяет снизить нагрузку на учреждения здравоохранения, позволяет врачам, когда идет вызов скорой помощи, доезжать в разумное время, в то, которое действительно нужно для оказания помощи, позволяет тех, кому нужна госпитализация, госпитализировать без каких-то дополнительных сложностей, в этой ситуации, если действительно переход на дистанционное обучение позволяет это сделать — такое решение принимается. Дистант введен не потому, что он чем-то лучше, и вдруг кто-то решил на него переходить навсегда, а дистант — потому что мы должны сейчас всем, чем можем, помогать нашим медикам, которые кому-то спасают здоровье. Потому что самое тяжелое в любой вирусной инфекции, это ее осложнения, и кому-то спасают жизни, кто сейчас находится на аппаратах ИВЛ. Дистант это правильно. Если бы мне сейчас предложили подписать очередную петицию — это абсолютно лишенное какого бы то ни было смысла занятие. Почему, может быть, я так эмоционально на это реагирую? Видите, вы сейчас задаете этот вопрос — приходят в министерство запросы, приходят люди, которые пытаются капитал политический сколотить на этих петициях, они будоражат людей и представляют ситуацию в формате, который абсолютно не соответствует действительности, и люди реагируют не на то, что происходит, а на то, что им рассказали, на то, что якобы существует. Поэтому просто ничего хорошего в них нет, а есть масса в них плохого. Вот хорошего точно ничего нет в этих петициях и воззваниях.

КАК ТОЛЬКО БУДЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЗВРАЩАТЬСЯ К ОБУЧЕНИЮ В ОЧНОМ ФОРМАТЕ, ТУТ ЖЕ БУДЕМ ПРОБОВАТЬ

— Другая точка зрения. Некоторые говорили, что в сентябре не стоило начинать учебный год. Потому что сентябрь-октябрь, все мы знаем, что это время роста и других заболеваний, помимо коронавируса, типа ОРВИ, гриппа и так далее. Здесь согласитесь или не согласитесь?

— Я думаю, что как только у нас будет возможность любая выходить и возвращаться к обучению в очном формате, мы тут же будем пробовать это делать. Это позиция органов управления образования и позиция губернатора. Вы знаете прекрасно, он уже обозначил, что с 23 ноября у нас 1-4 классы возвращаются к очному обучению. Дети должны учиться в очном формате, в обычном привычном, когда перед ними стоит педагог, когда они могут задать педагогу вопросы, когда они видят реакцию детей, ну глаза в глаза, что называется, по ВКС не получается этого. Так вот, возвращаясь к теме, надо ли было выходить в сентябре, или может быть надо было подождать. Всем, кто хотел подождать, была обеспечена эта возможность. Она, кстати, сохраняется и сейчас. В этом году не надо выбирать между обучением в школе и получаем образования в семейной форме. Можно написать заявление, принести его в школу или переслать его, в конце концов, по мессенджерам и так далее, но все равно нужно заявление от родителей, что родители сами выбирают дистанционную форму для своего ребенка, и продолжить обучение. Это не будет экстернат. Ребенок будет продолжать быть учащимся данной образовательной организации, и по этой же программе он будет учиться. Это не будет считаться отсутствием по неуважительной причине, здесь не надо будет восстанавливать дополнительный материал. Вопрос в следующем, объективно такая потребность и в сентябре и не в сентябре, и октябре, и в ноябре, и сейчас, — до тех пор, пока мы будем в режиме пандемии, у ряда родителей будет сохраняться, независимо от того, как учится вся страна. Это прежде всего там, где несколько поколений живет в одной квартире, либо в одном доме, где бабушки и дедушки проживают вместе со своими внуками, прежде всего.

— Это некий совет от вас? Перейти на дистант?

— Это не только от меня. Это рекомендация и от медиков: четко взвесить ситуацию в семье. Я еще раз, пользуясь случаем, хочу объяснить механизм, почему мы пошли в дистант, и зачем он нужен. У нас с 1 сентября действуют дополнительные ограничительные мероприятия по школам. С бытовой точки зрения непривычные, и если не понимать для чего они, то они кажутся неудобными. И они действительно заставляют делать ряд вещей, которые раньше мы не делали. Это разобщение межклассное. Это любое отсутствие межклассных и межшкольных мероприятий, то есть любые соревнования, спектакли и так далее, только внутри класса. Классы между собой на переменах тоже перемешиваться не могут. И еще целый ряд ограничительных мероприятий. Для чего? Для того, чтобы когда у нас в класс приходит ребенок, который является носителем ковида и выделяет вирус в окружающую среду и может передать его окружающим, для того, чтобы между классами передачи не было. Внутри классов… Давайте будем реалистами. В детских садах, в начальной школе, даже мы сейчас аршинными буквами напишем: «носить маску» [результата не будет]. Это дети. Они все равно будут — даже если будут ходить в маске, — где-то почесался, ручку взял свою, взял ручку товарища. Внутри классно, и изначально этой установки не было, никто не пытается ограничить, потому что мы понимаем, что в очном формате это сделать практически нереально. Но между классами, от ученика к педагогу, от педагога, либо от другого сотрудника школы ограничить можно и нужно. И это работало весь тот отрезок времени, пока мы не ушли на дистант. Мы ушли на дистант не потому, что школа не справилась с этими новыми требованиям, — школа справились, мы это четко видим: там, где соблюдалось, там заболеваемости не было, либо она была минимальной. Мы тоже не можем инфицирование за пределами образовательной организации никак исключить. Мы ушли для того, чтобы помочь медикам тот вал и пик, который появился после того, как дети пришли в школы, сгладить. Почему этот пик пошел и почему он связан с детьми? Ребята во многих случаях — 30-40% — переносят COVID без симптомов. Соответственно, ребенок у нас инфицируется, он об этом не знает. Приходит в семью и приносит вирус с собой. Идет его передача старшим членам семьи, родителям, бабушкам, дедушкам. Бабушки-дедушки — в первую очередь, второе — если в семье есть кто-то с хроническими заболеваниями. Вот эти категории риска. Чтобы этого не допустить, чтобы это ограничить, мы специально разработали модель, когда по решению родителей школьники могут перейти на дистант, даже если все учатся очно, потому что иногда это, увы, необходимо. Вот, собственно, весь механизм.

— По поводу дистанта, на который могут перейти дети, если родители принимают такое решение. А как тогда ребенок будет получать классные уроки? Потому что тогда двойная нагрузка так или иначе ложится на учителя. То есть ему нужно преподавать в классе для детей, а потом, если у него есть три-четыре-пять человек на дистанционке, он должен и для них что-то преподавать.

— И да и нет. Заниматься с ними, они его ученики — это та нагрузка, которая возникает у него в связи с классным руководством. Ее никто не снимает. Но мы знаем, что в этом году совершенно новый формат — это установленная президентом очень значительная доплата, которая выплачивается классным руководителям. Что касается непосредственно материала занятий, то, что дает педагог, непосредственно стоя у доски, это сделано в области: педагоги наиболее активные вместе с министерством образования, управлением образования на местах и педагоги-директора школ сделали по первому полугодию все уроки абсолютно по всем предметам. За все 11 лет обучения записаны видеолекции, которые позволяют ту часть материала, которую педагог объясняет в живую только в записи, не чтение букв на бумаге, а наблюдая за человеком, объясняющим этот материал, получить. А учебники соответственно все у детей остаются. У нас все учебниками обеспечены. Прочитать параграф или дополнительную литературу — это происходит точно так же, как и с теми, кто на уроках. Поэтому проблемы с тем, если педагог не имеет технической возможности или не желает организовать трансляцию урока, а у нас по ряду школ такая возможность есть, естественно далеко не везде, то в этой ситуации ребята могут обратиться к тем записям, банк которых был сформирован еще буквально в первой четверти.

— Губернатор принял решение о том, что начальное звено выходит с 23 числа и будет учиться очно в школах. Почему именно «началку» выпускаете, почему не всех?

— Всех сейчас посмотрим. И уходили-то, я уже раза три обозначил, для того, чтобы снизить нагрузку, прежде всего, на учреждения здравоохранения.

— То есть вы решили как бы блоками их выпускать?

— Во-первых, да. Надо посмотреть сейчас, какое будет изменение и получится ли там опять резкая динамика в связи с тем, что ребята вышли и будут общаться. Если кто-то один в классе носитель, то мы понимаем, что через очень ограниченный промежуток времени коллектив детский может стать носителями. Вопрос в следующем: почему начали не 5-9 или 10 классы, а 11 классы продолжают вообще учиться все это время.

— Но это потому, что ЕГЭ?

— Потому что ЕГЭ — это равные для всех в стране возможности поступления в высшие учебные заведения, и мы хотим ребятам из Оренбургской области создать максимально возможные условия, для того чтобы они все свои знания, накопленные за 10 лет, могли представить достойным образом. Это первый момент. Второе — 1-2 классы. Первый класс: у нас ведь в школу ребенок не должен приходить, умея читать и писать, он это учится делать там. У детских садов совершенно другая задача. И мы помним, что второклассники наши всю четвертую четверть проучились в дистанте, поэтому 1-2 класс — это точно совершенно те, кому нужно помогать научиться элементарно читать, писать и понять вообще, какой режим работы в школе, что это такое — школа — и чем она отличается от детского сада, от игры. Один момент. И второй момент — ведь далеко не всегда у родителей есть возможность детей дома с кем-то оставить. Это целая проблема, когда ребенок младшей школы — оставить его с бабушками, дедушками, дядями, тетями, когда оба родителя работают или вообще родитель один.

— С бабушками как бы нельзя оставлять.

— Дело в чем. Вопрос ведь не в том, что с бабушками нельзя оставлять. Самое плохое, когда ребенок не ходил к бабушке неделю, а потом раз в неделю приходит. Если он постоянно находится [другое дело]. Смотрите, ведь мы ушли в дистант после каникул. На каникулах, если дети были с бабушками, то они с ними же и остались, то есть здесь дополнительного ничего не случилось, что он был где-то, а потом взяли и отдали в дистант. Два момента. Первый — это те ребята, которым сложнее всего на дистанте, потому что они вообще только что пришли в школу, если мы говорим о 1-2 классе. И второй момент — это организационный, потому что этих детей оставить дома мягко говоря небезопасно, то есть их одних нельзя оставлять без присмотра, их надо оставлять с кем-то, если ребенок один. Есть еще братья, сестры. И такое бывает, что в «началке» учится младший, а кто-то — уже в основной или старшей школе. Так вот это второй момент, как можно быстрее выйти там, где у родителей есть сложности или проблемы, чтобы эти сложности и проблемы снять.

КАК ТАКОВАЯ ПРОБЛЕМА 65+ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ ОСТРО НЕ СТОИТ

— Давайте про учителей поговорим. Как только у нас начала ухудшаться эпидемиологическая ситуация, всем кто 65+ было рекомендовано перейти на удаленную работу. Сколько у нас в Оренбургской области таких учителей 65+, которые ушли на удаленку?

— 65+ на самом деле очень немного педагогов. Мы делали аналитику, у нас очень много педагогов предпенсионного возраста. Если мы берем физику, математику, иностранный язык, то там от 20 до 30% педагогов могут быть 55+. 55+ не 65+.

— Предметники.

— Ну нет, предметники — это практически все, что не касается начальной школы. А здесь именно физика, математика и иностранный язык.

ДИСТАНТ НЕ НРАВИТСЯ НИКОМУ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ

— Вы их тоже отправили на удаленку?

— Нет. Сейчас расскажу. А вот 65+ их очень немного. Мы делали разбивку по годам, насколько это возможно, косвенным путем, стараемся все-таки минимизировать нагрузку в части отчетности. Так вот, 60-65 лет — количество педагогов не уменьшается, по сравнению, если мы берем группу 55-60 лет. То есть если до 65-ти педагог не вышел на пенсию в тот момент, когда он получает такое право, педагоги у нас могут раньше уходить на пенсию, те, кто наработал педагогический стаж, и если педагог дорабатывает до 60-ти, то, как правило, дорабатывает и до 65-ти. А вот старше 65-ти идет практически по экспоненте, только перевернутой вверх ногами, то есть там 66 уже очень мало, в 67 практически педагоги не работают. Поэтому как таковая проблема 65+ в системе образования остро не стоит. Другой вопрос, когда педагоги с хроническим заболеваниями. Но это тоже, слава Богу, не массово. Это те моменты, которые надо отрабатывать адресно. Потому что еще один вопрос — это взаимозаменяемость. Если мы берем крупную школу, где у нас и четыре, и шесть классов бывает параллельных, и уходит кто-то из математиков, это одна ситуация. А если школа, где один математик и математик не может преподавать очно — это совершенно другая ситуация. Сейчас, когда мы находимся в дистанте — это несколько проще, это сглаживает ситуацию, потому что педагоги сами находятся дома и могут подключиться, а кто-то, кому не запрещено, могут прибыть в школу и из школы, где отсутствуют ученики, вести занятия. В дистанте такой проблемы, что педагог не может прийти в школу, потому что находится на самоизоляции, как раз нет, она исчезает. Но это совершенно не повод говорить, что [в дистанте] сплошные плюсы. Дистант не нравится никому в системе образования. И мы всеми силами будем стремиться, как только возможно, вот сейчас по частям: 11 классы учатся, 1-4 — с 23 ноября выходят. На этой неделе смотрим, штаб будет областной определять, можно ли выводить 5-10 классы и с какого момента. Как только, так сразу. Нет никакой задачи оставаться там как можно дольше. Задача, наоборот, понимая, что только-только медицина может [работать], сохраняя тот уровень. Кстати, очень не типичный среди других субъектов федерации, хоть я немного сейчас залезаю на территорию коллег из министерства здравоохранения, но я четко хочу подчеркнуть, что у нас очень хорошие показатели, с точки зрения обывателя, по скорости прибытия бригад скорой помощи, по тому, какая нагрузка на компьютерную томографию и по возможности госпитализации, потому что, просто общаясь с коллегами из других регионов — это такая бытовая информация — ситуация в ряде регионов совершенно иная. Люди в других регионах сутками ждут пока приедет скорая помощь. 

— Если уже заговорили про учителей, хочется закончить эту тему. Все-таки сейчас выходят 1-4 классы. И я так понимаю, что те, кто 65+, пока остаются на дистанционной работе? А на них никак не распространяется выход их учеников?

— Здесь, опять же, все определяется указом губернатора. И здесь надо будет обсуждать эту тему отдельно. Но можно смотреть еще следующий момент. Здесь надо подходить индивидуально к ситуации в каждой школе. Возможны замены. Мы помним, что с этого года у нас студенты педагогических вузов на 4 году обучения уже могут прийти не в качестве практиканта, а в качестве педагога и трудиться уже непосредственно как педагог.

— Много, кстати, таких желающих? Как студентов-медиков привлекают для борьбы с коронавирусом, вы не можете также привлечь этот ресурс из педуниверситета?

— Я все-таки надеюсь, что тут не привлекать надо, а они сами должны стремиться. Пока ситуация развивается не то чтобы очень динамично, но каждый месяц происходит что-то новое. В конце того учебного вводится эта новелла в закон, и они получают эту возможность, в сентябре мы выходим, после каникул мы уходим в дистант. Поэтому сейчас мы будем, естественно, в индивидуальном порядке отрабатывать с педуниверситетом.

— Пока step to step, как говорится.

— Естественно, по мере необходимости.

МЫ НЕ ДОПУСТИЛИ ТОГО, ЧТОБЫ У НАС ПЕДАГОГИ МАССОВО ЗАБОЛЕВАЛИ

— Вели статистику, сколько учителей у вас переболели коронавирусом?

— Прежде всего, мы смотрели в разрезе обучающихся, по школам. По педагогам, да, мы ее вели. Но любая статистика велась до момента, пока мы не ушли на каникулы, потому что первое — на дистанте все и так дома находятся, а второе — обременять учителей еще каким-то дополнительными отчетами ни в коем случае [не хочется]. Что могу сказать, что там, где условия, эти ограничения Роспотребнадзора, меры дополнительные по разобщению, то есть прекращение чаепитий в учительских, индивидуально каждый педагог верхнюю одежду оставляет либо в своем кабинете, либо в закрепленном, то есть убирается общий гардероб, общая вешалка в учительской и так далее, только там, где это работало — это буквально единичные случаи. Там, где происходило несколько человек сразу из школы, как правило, в итоге, разбираясь с этой ситуацией, мы находили, что те или иные рекомендации Роспотребнадзора де-факто нарушались. Поэтому сплошные закрытия, так, чтобы целиком закрывались школы, такого в первой четверти не было, во второй — сейчас на дистанте находимся. То есть меры ограничительные реально работают. Такого массового, чтобы 50-70% какой-то школы уже переболело — этого нет, по той простой причине, что мы не допустили того, чтобы у нас педагоги массово заболевали.

— Хорошо, смотрите. Сейчас 1-4 классы выходят, 11 — продолжают учиться. На что в первую очередь будете смотреть, когда будете принимать решение выпускать или не выпускать остальных?

— Здесь слово за медиками, потому что это они держатели статистики о тех показателях, на которые они смотрят. Скажем так, чуть с краю, будучи причастным к этой истории, я имею в виду медицину, а не организацию обучения в условиях COVID, это может быть и общее количество в данный момент госпитализированных, и количество вновь выявленных пациентов, и еще какая-то иная статистика. Я думаю, что медики на самом деле оперируют совокупностью не одного, не двух, а большего количества показателей. Но этот вопрос правильнее адресовать им. Но то, что я знаю, что мы будем смотреть на оценку эффективности этой меры по временному переходу на дистант с точки зрения динамики по количеству заболевших. Насколько то, что у нас дети внутри класса, внутри коллектива не передают вирус в семьи, насколько это нам помогает сгладить тот рост, который явно совершенно по стране наметился с началом учебного года.

— Александр спрашивает вас, что хотелось бы услышать способы, а самое главное сроки решения всех этих проблем. Я так понимаю с дистанционкой, наверное. Я так думаю, что мы тут не можем ничего прогнозировать?

— На самом деле, здесь надо ждать медиков.

СОДЕРЖАНИЕ ЗАДАНИЙ И ИХ ОБЪЁМ ДОЛЖНЫ СООТВЕТСТВОВАТЬ ВОЗРАСТУ ДЕТЕЙ

— А вы как министерство образования можете дать рекомендацию. Вот вам же сообщает, допустим, школа, что у них болеет 20% учеников в классе, у них нет тестов на коронавирус положительных, в семьях вроде тоже нет, но вот они болеют, они не ходят, и так далее. Вы как министерство образования можете инициатором выступать?

— Инициатором чего?

— Закрытия класса, закрытия школы, например?

— Инициатором закрытия класса на карантин выступает территориальное управление Роспотребнадзора. Это однозначно абсолютно их епархия. Мы, естественно, как министерство отслеживаем, что там происходит, то есть, откуда это пошло.  И если мы видим в муниципалитете при общей хорошей ситуации вдруг резко в одной школе вспышка, точно туда выходит отдел образования и, может быть, министерство туда приезжает, потому что, естественно, не везде, 851 школа в области, для того, что понять, что не так. Потому что, действительно, может случиться, что ребенок пришел в класс, он был заразен и от него все заболели, но если мы видим, что это один-два класса, то что это может быть? Нарушение дополнительных мер в столовой, при организации приема пищи или еще какие-то факторы. Это, то, что можем сделать мы. Давайте вернемся к вопросу, который задали: когда? 1-4 класс — с 23-го, 11-й продолжает учиться, по остальным скажет штаб. Насколько быстро? Как только будет можно. Никто не заинтересован, чтобы дети оставались в дистанте. Следующий момент: что можно сделать? Еще раз. На сроки мы с вами можем повлиять только одним: ходить в магазинах в масках, в автобусах в масках, и там, и там будем находится в перчатках, то есть не относиться к этому — «что-то тут придумали про этот вирус». Про то, что придумали, все заканчивается, не дай Бог, когда это проходится то ли по родственникам, то ли по знакомым, и тогда приходит понимание. Увы, оно приходит слишком поздно в этой ситуации. Вот когда люди начинают звонить, — не самая печальная история, — «вот он в больнице и такой-то процент поражения, что можно сделать и что медицина придумала». Тут как-то происходит [понимание ситуации], когда через себя пропускается, совершенно другое отношение. Возвращаясь к тому, что можно сделать пока ребенок в дистанте. Если возникают сложности с заданиями, которые задает тот или иной педагог, например, ребенку второго класса сделать цветочек из бисера.

— Ребенок второго класса сам еще не может подключиться к этому онлайн-уроку.

— Он ни подключиться не может нормально, нитку-то в иголку не факт, что вставит и какой там цветочек из бисера. Эти вещи надо, прежде всего, корректировать. Для этого у вас должен быть контакт с классным руководителем. Тем более, что в «началке» как правило классный руководитель и педагог 90% совпадает, в зависимости от школы, по-разному. Есть директор школы, есть управление образования, есть горячая линия министерства. Если вот эти все предыдущие моменты не сработали. Потому что, конечно, содержание заданий и их объем должны соответствовать возрасту детей, во-вторых, тому уровню знаний, которые они получили за предыдущее время обучения. И третье — ситуация, в которой мы находимся: когда ребенок шесть часов сидел рядом с монитором, а потом у него еще домашнее задание на несколько часов, и он все время находится в доме, потому что секции и кружки сейчас, к сожалению, не работают. Это очень тяжелая ситуация. Здесь, конечно, школы и преподаватели должны подходить взвешенно и аккуратно к тому, какие задания выбираются, в каком объеме.

ЕГЭ ПРОШЛОГО ГОДА ПОКАЗАЛ, ЧТО НИЧЕГО ЭКСТРАОРДИНАРНОГО НЕ ПРОИЗОШЛО

— Давайте к старшеклассникам и к ЕГЭ перейдем. Мы уже сдавали один раз ЕГЭ в это коронавирусное время, так получилось. Хуже, лучше по сравнению с прошлыми годами, если коротко?

— По ряду предметов — чуть лучше, по ряду предметов — чуть хуже. И это очень хорошо, это говорит о том, что мы, во-первых, сдавали абсолютно объективно, во-вторых, ребята за десять лет показывают свои знания, — не за последние полгода, которые у нас по прошлому году в дистанте были. Задания все равно немного варьируются год от года, и все колебания в пределах 1-2 баллов от результатов прошлых лет, если мы берем в разрезе предметов, говорят о том, что это действительно тот уровень, который система образования реально обеспечивает. То есть там уже какие оценки ему давать. Кто-то говорит, что это очень хороший уровень, кто-то имеет иное мнение, и каждый аргументирует свою позицию. Но еще раз: ЕГЭ прошлого года показал, что ничего экстраординарного с точки зрения влияния вот этой непривычной формы проведения четвертой четверти и особых условий сдачи ЕГЭ [не произошло], когда дополнительная была дистанция, когда ребятам нужно было проводить термометрию, когда им предлагалось быть в масках, но это был выбор каждого. Ну и в нашем случае, это действительно был вызов настоящий, когда ЕГЭ пришелся на самый жаркий период года. Но у нас, по-моему, восемь всего было участников ЕГЭ, кто завершил досрочно по причине жары, у них у всех была возможность, и они ей воспользовались, — пересдать летом же, то есть не уходя на следующий год. Ребята мужественно отнеслись к тем сюрпризам, которые природа подготовила. Что касается качества знаний и объективности ЕГЭ. Мы около результатов прошлого года находимся, что называется, в пределах погрешности, значит ЕГЭ был проведен объективно.

ОГЭ БУДЕТ, И ЕГЭ БУДЕТ. ОГЭ И ЕГЭ ОБЯЗАТЕЛЬНЫ

— Спрашивают вас о том, что какова вероятность того, что в этом году ЕГЭ и ОГЭ будут необязательны? Учебном году.

—  ОГЭ в прошлом году мы не сдавали, то есть он не был необязательным или опциональным. Было принято решение, что итоговая аттестация по итогам девяти лет обучения за основную школу прошла по тем оценкам, которые были без сдачи дополнительных экзаменов. Это одна история. Вторая история касается ЕГЭ. Для тех, кто шел в вузы, ЕГЭ был обязательным, и никаких других вариантов поступления в вузы как не было, так и нет. С точки зрения о том, о чем хотели спросить, то есть может быть: «Будут сдавать или не будут сдавать?». Вы понимаете, мы сейчас на этой неделе будем определять, когда они выйдут очно учиться, основная часть. Как мы в этой ситуации, не зная даже даты, когда у нас 5-10 классы в «очку» вернуться, можем говорить о том, что у нас будет по концу четвертой четверти. Это будет, что называется, спекуляция, необоснованное рассуждение — может быть. Что касается установок: мы четко в настоящий момент работаем исходя из того, что ОГЭ будет и ЕГЭ будет. Они будут очные, и пока никаких изменений ни относительно их формата, ни относительно их графика нет. Поэтому я очень хочу, чтобы четко было понимание, что этот вопрос находится в компетенции Рособрнадзора. На данный момент никаких официальных изменений даже по итоговому сочинению нет. Появилось вчера информация от руководителя Рособрнадзора, что, действительно, обсуждается вопрос по итоговому сочинению, если у нас ряд регионов будет оставаться в дистанте, чтобы создать всем, — опять же, краеугольный камень ЕГЭ — то, что все должны находится в равных условиях, — что у нас тогда могут сдвинуться сроки итогового сочинения. Это решение пока не принято. Поэтому ни в коем случае не расслабляемся. И пока мы ориентируемся, что и по итогам 9-ти классов ОГЭ и ЕГЭ по итогам 11-ти классов у нас обязательны. Они у нас в том формате, в котором это заявлено в графике.

— Несколько вопросов приходит про различные школы, которые на территории нашей области. В частности, про школу в Пригородном. Успеют ли ее построить к тому сроку, который заявлен, или нет? И вообще, как-то министерство образования эти вопросы контролирует по строительству школ?

— Школу в Пригородном не просто министерство образования контролирует. Ее контролирует и министерство строительства, и она находится непосредственно на контроле у губернатора. Ход строительства этой школы обсуждался и на крайнем заседании правительства буквально в понедельник на этой неделе. Поэтому этот вопрос надо адресовать строителям. Все необходимое для того, чтобы этот объект был сдан вовремя, правительство Оренбургской области сделало, средствами этот объект обеспечен. Подрядчик определен. Сейчас ход за подрядчиком.

КАЖДЫЙ БУДЕТ ХОТЕТЬ, ЧТОБЫ ШКОЛА НАХОДИЛАСЬ В ШАГОВОЙ ДОСТУПНОСТИ

— Вы наверняка слышали про ситуацию в Бузулуке, которая возникла с местом переноса строительства школы. Вы в курсе вообще, что там произошло? Почему люди просили построить школу на одном месте, но в итоге ее строят на другом?

— Можно вернуться к начальному самому посылу. Мы разговаривали сегодня о дистанте, и вы высказали, если правильно помню; не помню, под микрофон это было или в преддверии, что одни — за дистант, другие — против. И совершенно точно мы говорили, что были граждане за то, что в сентябре не надо было выходить. Хотя я помню прекрасно, что основная масса тех, кто приходил на прием, с кем доводилось просто общаться, были за то, чтобы мы как можно быстрее переходили на очный формат. Поэтому я думаю, что это не все жители Бузулука говорят, что школа должна быть на этом месте и нет никого, кто говорил бы, что она должна быть на другом. Понятно, что в ситуации, когда речь идет о строительстве одной школы, — а город достаточно большой, — каждый будет хотеть, чтобы школа находилась в шаговой доступности от того места, где проживает он и где проживают его дети. Естественно, такие вопросы должны решаться органами местного самоуправления и администрации с учетом мнения граждан. Но, я боюсь, что в этой ситуации мы никогда не получим единодушного мнения граждан, поэтому это очень деликатные вопросы, которые необходимо предельно взвешенно обсуждать. Единственно, что хочу сказать, что та трактовка, которая периодически появляется, что она была согласована на одном месте, а потом появляется на другом [не корректная]. Насколько я знаю из нормативных документов, что строительство школы в Бузулуке и ее непосредственная привязка это уже вопрос, который решался после того, как было определено, что школа в Бузулуке строится. То есть той ситуации, что была школа на одном месте, а потом кто-то переиграл и резко перенесли на другое место, — этой ситуации я не знаю.

МЫ ТОЧНО ЗНАЕМ ТЕ БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ, ГДЕ ГОРИТ-ГОРИТ

— К слову, если мы о школах заговорили. Есть ли в Оренбурге дефицит школ? Мест в школах? Если так оценивать, сколько школ надо построить в Оренбурге чтобы все были довольны?

— Понимаете здесь вопрос не в том, чтобы были довольны. Здесь вопрос в том, чтобы для детей были обеспечены «А» — комфортные условия… даже так, «Б» — комфортные условия, и «А» — в соответствии с требованиями СанПиН и иных норм условия для обучения. Мы помним прекрасно, что есть задача, чтобы дети обучались все в одну смену. Это действительно гораздо удобнее будет для всех, и даст возможность использовать помещение школ для организации в них занятий, кружков, секций и так далее. Но дело в том, что это очень затратное мероприятие, которое региональный бюджет, не говоря уже о местных бюджетах, в одиночку вытянуть не сможет. Соответственно, все что возможно, все конкурсы, в которые можно было заходить и по созданию новых мест в школах, и по модернизации системы общего образования, и по строительству школ в сельской местности по программам комплексного развития сельских территорий, то есть, вы чувствуете, как их много, любые возможности для того, чтобы привлекать средства регион очень активно использует. Но на данный момент на федеральном уровне идет обсуждение того формата, в котором будет оказываться поддержка на 2021 и иные годы, решение окончательное пока не принято, как это будет происходить. Поэтому здесь мы, конечно, решающим образом зависим от того объема федеральной поддержки, который будет по данному мероприятию.

— Но все-таки как-то по количеству вы просчитывали? Или вот, честно говоря, нет, не смотрели?

— Здесь вопрос не в количестве.

— Я понимаю, что в качестве. Но мы, когда берем новый микрорайон, где много молодых людей, есть дети, наверняка же там нужна школа.

— Все правильно. Поэтому в природе существует карта формата А0, на которую нанесены все школы города Оренбурга, по каждой есть количество обучающихся сейчас, количество параллелей, проектная мощность и иные данные. В радиопередаче на пальцах показать это достаточно тяжело. Но мы точно знаем те болевые точки, где горит-горит. Что далеко ходить: в Оренбурге были школы, где на момент открытия было 17 первых классов, там был 1 «У» класс. Соответственно, с тех пор там построено еще две школы. Но ситуация по-прежнему [напряженная]. Город, слава Богу, растет, и особенно по новым районам, по северной части потребность остается, и остается очень остро. Плюс к этому давайте добавим, что у нас по районам уже сложившейся застройки школы не становятся моложе, поэтому есть еще, кроме потребности в строительстве, потребность в капитальном ремонте, а где и в реконструкции.

В СРЕДНЕМ УЧИТЕЛЯ 31 ТЫСЯЧУ РУБЛЕЙ ПОЛУЧАЮТ

— Вы когда говорили про учителей, про отсутствие замены, написали вам в частности: «Никто не идет в учителя, так как зарплата маленькая». У учителей действительно зарплата маленькая? Или это такой миф, с которым мы живем с нулевых годов?

— Есть такой очень хороший федеральный эксперт — Наталья Зубаревич, она в журнале «Эксперт» работала, сейчас она и в МГУ и ВШЭ. Она демонстрировала очень интересную таблицу «Средняя заработная по РФ и средняя заработная плата по регионам». Так вот, дело в том, что, в принципе, средние медианы очень расходятся в данном случае. Это первый момент. По сравнению с Москвой регионы получают даже не в два, а в три раза меньше, основная масса регионов. В Москве правда и уровень жизни несколько иной и требования к квалификации работников существенно выше, это надо помнить. Поэтому если мы сравниваем, например с Москвой, то надо понимать, что и в целом, к сожалению, ситуация по средним заработным платам в регионах кратно меньше. Если мы сравниваем внутри региона, то я с этим тезисом категорически не согласен и могу доказывать с цифрами на руках.

— Какая средняя зарплата учителя сейчас?  

— Та же самая, что и в регионе. Мы на 31 тысячу выходим. Естественно, что это с учетом НДФЛ, но так и средняя заработная плата считается с учетом НДФЛ. То есть в среднем учителя по Оренбургской области 31 тысячу рублей получают. В среднем.

— Но это, наверное, все-таки не молодой. Вы знаете, сколько сегодня получают молодые учителя?

— Вот, а дальше возникают… Дело в не том, молодой он или нет.

— Который пришел с университета.

— Система оплаты труда очень непростая. Это даже не то, что стоимость часа, количество часов и премия. Это тарификация, где есть стоимость часа, количество часов, а дальше начинается доплата за классное руководство, доплата за стаж, за проверку тетрадей, за квалификационную категорию, за заведование кабинетом, за то, за это и так далее, и плюс еще распределение стимулирующей части фонда оплаты труда. В прошлом году мы начинали, но несколько пандемия, дистант спутал карты, просто физически не получается работе уделить столько времени, сколько требуется, все-таки унифицировать и сделать эту систему более прозрачной для педагогов. Потому что одна из основных причин, почему молодой педагог получает меньше — самая простая: он приходит, а у него нет категории. Категории не может быть, потому категорию получают с аттестацией, а на аттестацию выходят не раньше, чем через два года.

— Это какая зарплата?

— Это абсолютно беспредметный разговор. А сколько у него нагрузка? У него нагрузка может быть 16 «началки», 23-24 часа средняя по области, у него может быть 30 часов как у востребованного предметника, и может быть между этими градациями. Еще у нас есть ряд школ, к сожалению, хотя мы с этим боремся с новыми руководителями управления образования, где нагрузка больше 36 часов на педагога. Прежде всего, это англичане. Это точно требует исправления и понятно, что в этой ситуации сравнивать зарплату педагога, который за троих работает, с заработной платой педагога, который работает на одну ставку, как минимум некорректно.

НАША ЗАДАЧА, ЧТОБЫ К ДЕТЯМ ПРИХОДИЛИ ТЕ, КТО С НИМИ МОЖЕТ И ГОТОВ РАБОТАТЬ

— Хорошо, тогда расскажите, идут выпускники вузов работать в школы или нет?

— Выпускник вузов идут, но меньше, чем хочется. Смотря как будем считать. По разным оценкам, от трети до половины в образовательные организации приходят. Поэтому здесь самый главный вопрос не в том, чтобы пришли, самый главный вопрос, чтобы пришли те, кто хочет работать с детьми, и кто может работать с детьми. Потому что педагог, особенно в «началке», который все пять дней ведет все уроки, кроме физкультуры, пения и труда, — качество его работы, его квалификация, его — уж извините, высокие слова скажу — его любовь к детям, от этого будет зависеть абсолютно все. И с точки зрения того, как ребенок будет учиться, и с точки зрения того, как личность этого подрастающего человека маленького сформируется. Это гораздо важнее, чем процент трансформации в молодых педагогов. Оренбургский государственный педагогический университет — одна из девяти площадок в РФ, на которой будут отрабатываться новые подходы подготовки педагогических кадров и повышение квалификации. У нас 35 вузов по стране, из них только девять в этом проекте, и один из них в Оренбургской области. В этом году мы выиграли федеральный конкурс: у нас на базе Оренбургского педагогического колледжа будет формироваться центр нового формата непрерывного повышения профессионального мастерства педагога. Это слова не пустые. Они совершенно конкретным содержанием будут наполнены под задачу нацпроекта — войти в десятку ведущих стран по качеству общего образования, поэтому здесь очень большие изменения предстоят в самое ближайшее время. Еще раз хочу сказать. В среднем по деньгам педагог получает среднюю заработную плату. По экономике если кто-то получает меньше, значит кто-то получает больше, и эти деньги оттуда никуда не деваются. Вопрос не в этом, а в привлекательности профессии именно с учетом в большей степени склада характера тех людей, кто в колледжи и вузы приходит. И наша задача, чтобы к детям приходили те, кто с ними может и готов работать.

— Не могу вас не спросить про ситуацию со школьным питанием, которая возникла недавно в Оренбурге. По крайней мере, следили ли вы за ней: вы здесь на какой, на чьей стороне?

— Мы в любом случае можем находиться на двух сторонах, причем одновременно. На стороне требований, которые выдвигает закон, и на стороне интересов детей. Поэтому те эмоциональные, в ряде случаев, аргументы, которые приводились здесь, — надо четко понять следующее: питание детей должно быть в полном соответствии СанПиНу, то есть, оно должно быть безопасным, разнообразным, соответствующим утвержденному меню, в части состава и так далее, и процедура определения исполнителей муниципального заказа должна быть понятной и прозрачной. Это общая рамка. Поэтому мы здесь ни на чью сторону изначально не вставали, кроме этих двух сторон, которые я обозначил. Это первый момент. И момент второй: в текущей ситуации очень важно, что любые действия внутри учебного года, когда идет учебный процесс, вызывают очень большое внимание, это понятно абсолютно, и нас как министерство заставляют за этой ситуацией следить. Чтобы не происходило с точки зрения определения заказчика, прежде всего, должна быть гарантия того, что дети, придя в школу получают горячее качественное питание.

— Короткий вопрос. Короткий ответ. Почему так много выпускников пытаются уехать из Оренбургской области?

— Я не готов сказать, сколько именно готово уехать из Оренбургской области и куда именно.

— И уезжает.

— Кто-то из людей просто стремится к перемене мест, и это именно они открывали в прошлом новые земли, плавали через океан на парусных судах. Кто-то ищет лучшей жизни. Кто-то не понимает, как себя применить. Но четко хочу сказать, что те проекты, развитие которых сейчас идет в Оренбургской области, позволят значительно большему количеству молодых людей себя найти в самой короткой перспективе здесь, в Оренбуржье.

.

.

Фото: «Эхо Москвы» в Оренбурге

Похожие статьи

Нет комментариев

Комментариев пока нет

Пока никто ничего не написал, будете первым?

Написать комментарий

Написать комментарий