Эхо Москвы Оренбург

Слушать прямой эфир

«Это бесплатная работа». Студенты-медики в Оренбурге — о принудительной практике во время пандемии и нехватке врачей

«Это бесплатная работа». Студенты-медики в Оренбурге — о принудительной практике во время пандемии и нехватке врачей
Ноябрь 29
23:56 2020

Дарья Беликова для портала «7х7» — Читать в источнике


В октябре руководство Оренбургского государственного медуниверситета снова отправило учащихся старших курсов на практику в поликлиники. Из-за нехватки врачей и большого количества больных ковидом студенты фактически стали выполнять работу терапевтов, хотя должны проходить практику под контролем врача. «7×7» публикует рассказы трех студенток — им страшно за пациентов, потому что иногда не с кем посоветоваться при назначении лекарств. В вузе это назвали учебой, а в оренбургском Минздраве сказали, что студенты неправильно выбрали профессию, если не хотят такую практику.

      Совместный приказ Минздрава и Минобрнауки, который разрешил с 1 мая 2020 года привлекать студентов медвузов к работе с зараженными ковидом, был подписан 27 апреля 2020 года. В документе указано, что для этого нужно письменное согласие учащихся. Об этом напомнил в мае и министр здравоохранения Михаил Мурашко. Медорганизация, в которой студент согласился работать с коронавирусными больными, должна заключить с ним временный трудовой договор. На время такой практики на студентов в полной мере распространяются положения о стимулирующих выплатах медработникам, обозначенным в указе президента РФ Владимира Путина.

    В Оренбурге для работы с пациентами, заболевшими ковидом, обучили студентов медуниверситета. Учащиеся четвертого и шестого курсов лечебного, педиатрического, медико-профилактического и стоматологического факультетов прошли дистанционное обучение в конце апреля. С 1 мая их отправили на практику в больницы — по словам студентов, без письменного согласия и трудовых договоров.

    В сентябре в ОрГМУ началась вторая практика у студентов шестых курсов лечебного и педиатрического факультетов. В этот раз она вызвала у них еще большие опасения. Если в апреле–мае максимально в сутки в Оренбургской области регистрировали около 40 заболевших коронавирусом, то в октябре — до 180 человек. С таким уровнем заболеваемости и нехваткой врачей практика некоторых студентов стала похожа на полноценную работу терапевтами без оплаты.

    Студентки, с которыми побеседовала корреспондент «7×7», попросили изменить их имена, поскольку боятся, что их узнают, занизят оценки за госэкзамены и они могут остаться без дипломов. Все они работали с амбулаторными пациентами, в том числе с теми, у кого был положительный тест на коронавирус.

    Наталья: «Мы не имеем права назначать лечение без диплома»

    — Когда мы узнали о практике весной, у нас было очень много паники и возмущения, потому что наш университет действовал не по приказу, в котором сказано о добровольности и официальном трудоустройстве студентов, а просто поставил в учебный план весеннюю практику и сказал: «Вы обязаны». А после общения с друзьями из медвузов Новосибирска, Перми, Питера, где у них было все по-человечески — по желанию и с оплатой, — стало совсем грустно.

    Так же происходит и сейчас. Нам резко поменяли расписание и о практике сообщили за день до ее начала. Практикум по поликлинической терапии у нас и правда должен быть (три недели), там мы закрепляемся за конкретным участковым терапевтом и получаем опыт. Так практика проходила до пандемии. Сейчас нам ее увеличили до шести недель.


    Ни за какими участковыми терапевтами мы не закреплены, я в глаза не видела в больнице никого, кроме заведующей и медсестер. Многие медработники на больничном, который длится бесконечно.

    Первые дни смены были по семь часов, сейчас мы добились пятичасовой смены, пять дней в неделю. Раньше у нас была именно практика, где нас учили люди с опытом. А сейчас это работа, которую мы выполняем за других бесплатно. Отказаться мы не имеем права, так как это часть учебного плана, который просто жутко изменен под эпидобстановку.

    Первую неделю мы ходили по больным, все они были с признаками ОРВИ, кто-то с подтвержденным ковидом. Средства защиты (одноразовая маска и пара перчаток) мы увидели на пятый день, когда уже встали в позу и сказали, что никуда без них не пойдем. До этого предполагалось «не обеднеете, сами купите».


    Самое страшное, что мы делаем назначения сами, без врачей, потому что нам просто не у кого спросить совета.

    Нам дали протокол, по которому мы должны вести пациентов, но есть куча нюансов, в которых ты начинаешь паниковать, когда пациент тебе говорит, что у него онкология/заболевание крови/порок сердца/гиперчувствительность на антибиотики, а ты вынужден советоваться с одногруппниками по поводу лечения, такими же студентами. Мы не имеем права назначать лечение без диплома, мы не можем нести ответственность за пациента.

    Сейчас часть из нас продолжает ходить на вызовы, другие занимаются прозвоном и лечат по телефону, что тоже очень непросто. Говорить пациентам, что врач приехать не может, что послушать вас некому, что мазок у контактных с вами брать не будут, что КТ вам не положено… Слушаешь много слез, оскорблений и угроз. Это такой горький опыт, который показал нам, что в амбулаторно-поликлиническом звене никто не захочет остаться.

    Ольга: «От такой практики отказаться нельзя»

    — Нас отправили на практику 25 сентября. Мы ходили на активные вызовы, они не были как таковые коронавирусными, но были пациенты с двусторонней вирусной пневмонией (которые ждали результата своего мазка). Также были пациенты с отрицательным мазком на ковид, но у них в тот момент лежали родственники в больнице с подтвержденным результатом и большим поражением легких. Знакомая девочка заболела в первую неделю практики коронавирусом.

    В основном после практики многие болели ОРВИ, но в той поликлинике, где я проходила, было много сотрудников, которые уходили на больничный с диагнозом COVID-19. От такой практики отказаться нельзя. Она является зачетной единицей, и каждый пропущенный час ты должен отработать, так как в конце тебя просто не допустят к зачету. Естественно, если ты болеешь, то делаешь задания дома, а если пропустил по своей вине, то остаешься еще на одну смену в поликлинике, чтобы отработать время. Практика должна была закончиться 15 октября, но ее продлили еще на две недели.


    Да, я будущий врач и должна набираться практики, но это практика, а не выполнение обязанностей кого-то другого.

    В этом году из-за огромного числа болеющих людей врачей не хватает. Я готова помогать поликлинике, народу, но работать за врача, которому платят деньги, а ты сидишь на приеме вместо него, не особо кого устраивает.

    Екатерина: «Терапевт возвращалась домой только в два часа ночи»

    — Я вела прием наравне с терапевтом, как дежурный врач, через меня в сутки проходили по 16–20 больных с пневмонией и ОРВИ. Мы не имеем права вести самостоятельный прием и назначать лекарства, не имеем права ходить одни к больным по домам, но терапевтов не хватает. Если бы мы этого не делали, они бы вообще не возвращались домой. Терапевт из соседнего кабинета, кроме основной работы, получала по 30–40 вызовов на дом и возвращалась домой только в два часа ночи от больных.


    В итоге я заболела. Причем, когда первые признаки появились, мне сказали, что, если нет температуры, надо приходить, а то в больнице потом не подпишут отчет по прохождению практики.

    Тест я сдала, он пришел отрицательный, в итоге я сделала КТ за свой счет, по результатам которого у меня вирусная пневмония с поражением [легких] 25%. В больнице стали выдавать СИЗ, но только если идешь по домам к больным.

    Мне изначально не понравилась эта идея с практикой, потому что ты прекрасно понимаешь, что, заразившись, ты никому не нужен. Хотелось бы понимать, что, если ты заболеешь, тебе выдадут какую-то компенсацию на покупку лекарств, дадут бесплатное направление на КТ и на ПЦР, ведь не все студенты медвуза из богатых семей.

    «Просто выбор профессии неправильный»

    Некоторые студенты перестали выходить в поликлиники. После этого министр здравоохранения Оренбургской области Татьяна Савинова в прямом эфире в Instagram 21 октября сказала, что им стоит подумать о том, правильную ли профессию они для себя выбрали. Савинова попросила студентов вернуться на практику, не упомянув ни трудовые договоры, ни выплаты:

    — Я хочу обратиться к студентам медицинского университета. У нас есть две категории студентов: которые очень хорошо помогают, и спасибо вам большое, ребята. Есть, к сожалению, много обратных случаев, когда студенты шестого курса, которых мы очень просили прийти на помощь в амбулаторную службу, на вызовы, [поработали] один два дня и ушли. Мы не можем вас принудить, это правда.


    Просто хочется вас попросить, чтобы вы вернулись, потому что потом будет за это стыдно, а если не будет стыдно, значит просто выбор профессии неправильный.

    Слова министра прокомментировали в деканате ОрГМУ. Там сообщили, что никто не отказывался от практики, студенты якобы просто заболели.

    — У нас ребята не отказались проходить практику, у них это учебная дисциплина, которую они должны обязательно освоить по учебному плану. Если они эту дисциплину не пройдут, то у них будет формироваться академическая задолженность и они не будут допущены к сессии. Это обязательная дисциплина. Наши ребята тоже болеют, в каждой группе по 30% тоже заразились, они контактируют с инфекцией, уходят на лист нетрудоспособности. У нас есть ребята, которые контактировали с больными коронавирусной инфекцией. Мы вынуждены были отстранить их от занятий и перевести на дистант, — сказала проректор по учебной работе ОрГМУ Татьяна Чернышева.

    Ректор ОрГМУ Игорь Мирошниченко в эфире «Эха Москвы в Оренбурге» 27 октября сказал, что коронавирусом на тот момент заболели или контактировали с зараженными 60 человек. Из контекста неясно, имел ли он в виду всех студентов университета или только практикантов.

    На запрос «7х7» Игорь Мирошниченко ответил, что в октябре и ноябре ни один из студентов шестого курса не сообщал в деканат о заражении или о контакте с коронавирусными больными во время практики. В ответе указано, что практикум по поликлинической терапии — это учебная дисциплина, а желание студента трудоустроиться — добровольное. «Во время прохождения практикума студенты выполняют обязанности помощника врача и действуют под контролем врача поликлиники. Самостоятельно назначать лечение студенты не могут», — заверил ректор вуза.

    Основатель профсоюза студентов-медиков «Преобразование» Денис Михайлов сказал «7×7», что привлекать студентов для работы с коронавирусными больными можно только на добровольной основе.

    — В целом к нам не поступали массовые обращения, что студентов гонят на эту практику. Студент может идти на нее только добровольно, и она, конечно, должна оплачиваться. Это полноценная работа, которая связана с высоким риском заболеть. Единственная возможность этому противостоять — публично выступать и требовать выборочной практики.


    Похожая ситуация с практикой старшекурсников медвуза сложилась в Тюмени. Студенты записали видеообращение с требованием адекватных условий работы в поликлиниках. В частности, они говорят, что им приходится контактировать с пациентами, но при этом их отказываются тестировать на коронавирус, если появились признаки болезни. По словам учащихся, за отказ им якобы грозили отчислением и лишением баллов. Так же, как и в Оренбурге, руководство Тюменского государственного медуниверситета эту информацию опровергло. По словам и. о. ректора Ольги Фроловой, студенты ТюмГМУ направлены в поликлиники «для освоения дисциплин в рамках образовательного процесса».

    Фото: pixabay.com

    Похожие статьи

    Нет комментариев

    Комментариев пока нет

    Пока никто ничего не написал, будете первым?

    Написать комментарий

    Написать комментарий